Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Сливки летописей
 
[ГЛАВА 33.]
 
  
 

Правление султана Гийас ад-Дунйа ва-д-Дина Абу-л-Фатха Мас"уда ибн Мухаммада Тапара ибн Малик-шаха ибн Алп-Арслана ибн Да"уда ибн Мика"ила ибн Селджука, Сподвижника Эмира верующих

Его мать была наложницей султана Мухаммада Тапара, да будет милостив к нему Аллах всевышний. Её нисба была нист андар джахан, что означает 'Единственная в мире' 1а. Когда умер султан Мухаммад, султан Мас"уд выдал ее замуж за эмира Менгю-Барса, которого казнил султан Санджар во время своего похода в Ирак в самом начале [правления] султана Махмуда. Об этом мы уже упоминали 1.

В 505 году 1б отец передал султана Мас"уда [на воспитание] владетелю Мосула эмиру-исфахсалару Маудуду, и он находился с эмиром, пока Маудуд не был убит в Дамаске 2. Когда весть о его смерти дошла до султана Мухаммада Тапара, он передал Мас"уда эмиру Ак-Сункуру ал-Барсуки и дал ему в [качестве] икта" Мосул и ал-Джазиру 3.

Когда султан Мас"уд взошел на престол после своего брата [Тогрула], от его имени продолжал повелевать и запрещать Юрюн-Куш ал-Баздар.

Атабеком султана Тогрула был атабек Кара-Сункур. Когда султан умер, он был в Азербайджане, [затем] отправился в Хамадан и стал служить жене султана Мас"уда Зубайда-хатун - дочери султана Бёркийарука. Она завладела влиянием (л. 60а) на дела султана [Мас"уда]. Его (Кара-Сункура) положение при султане стало высоким, но это было тягостно для Юрюн-Куша ал-Баздара, и он взбунтовался. К нему присоединилась группа знатных эмиров, и они сошлись на том, что нужно придумать что-либо против султана Мас"уда, и отправились в Баруджирд.

Султан остался один с эмиром Кара-Сункуром. К нему примкнул хорезмшах со своими войсками, а из Хорасана прибыл эмир Садик ад-Дин Рашид. Султан Мас"уд выступил с ними и встретился с заговорщиками. Юрюн-Куш был разбит, и султан взял в плен нескольких эмиров. [Кара-Сункур] заступился за них, и султан оставил им их икта" 4. Один Юрюн-Куш бежал в Багдад и сообщил халифу о деле [102] султана Мас"уда, о том, что он, мол, хочет устранить самого халифа. Он не переставал [твердить об этом], пока между ними не возникла вражда, которая продолжалась до убийства ал-Мустаршида, [совершенного] в воскресенье 4 зу-л-хиджжа 529 года 1в 5.

Через столицу халифата [в это время] проезжал один достойный [ученый], который произнес следующие [стихи]:

Привет Аллаха тебе, о пустая обитель!
Ты, не ведая того [сама], возбудила во мне новое чувство.
Всего лишь месяц тому я покинул тебя блестящей,
не зная, что боль разлуки погубит за месяц твою прелесть.

При ал-Мустаршиде находился врач (ал-хаким) Абу-л-Баракат Ибн Мулка. Когда смерть (?) приблизилась, он стал просить пощады у Аллаха всевышнего и подтвердил [пророчество] Мухаммада, да благословит его Аллах и да приветствует, и султан одарил его.

Юрюн-Куш Каран [Хуван] 1г вернулся в Хорасан 6. Распространилась весть об убийстве ал-Мустаршида би-ллаха. Его наследником стал [Абу Джа"фар Мансур] ибн ал-Фадл 1д Эмир верующих ар-Рашид би-ллах. Народ принес присягу ему (л. 60б) [согласно] завету Аллаха. К нему из Мосула прибыл на службу атабек "Имад ад-Дин Занги ибн Ак-Сункур 7 и оставался в Багдаде шесть месяцев 8.

Султан Мас"уд находился в Хамадане до тех пор, пока в Ираке и Азербайджане не стало спокойно. Затем султан Мас"уд казнил эмира арабов Дубайса ибн Садаку 9. А когда султан Мас"уд укрепился в Ираке, он двинулся в Азербайджан.

В Мараге находился Ак-Сункур ал-Ахмадили. Султан осаждал его в городе ровно два месяца, после чего Ак-Сункур вышел из крепости с просьбой о пощаде. Он был помилован и назначен правителем Мараги и Табриза. Султан отобрал у него крепость под названием Руин-деж, то есть 'Медная крепость' 10; Назначив туда вали и поручив ему свою казну, он возвратился в Хамадан, [откуда] пошел на Багдад 1е.

Когда ар-Рашид услышал, что султан Мас"уд подошел к Хулванскому проходу 11, с ним в Багдаде находился эмир "Имад ад-Дин, атабек. Он захватил гарем [халифа] и отправился в Мосул. Ар-Рашид был [в числе] его спутников 12. Когда они добрались до Мосула, султан Мас"уд [уже] прибыл в Багдад и направил посла в Мосул к атабеку "Имад ад-Дину [103] Занги. Халиф ар-Рашид боялся, что атабек Занги сговорится с султаном Мас"удом о его выдаче. Он выехал из Мосула, решив добраться к султану Санджару в Хорасан 13.

Эмир Тоган-Йурек 14 и малик Да"уд советовали ар-Рашиду выступить и [действовать] самостоятельно, однако его везир "Ала" ад-Дин Абу-л-Касим ибн "Абд ал-"Азиз ал-Кумми удерживал его от этого и предостерегал.

Когда султан Мас"уд прибыл в Багдад, он собрал людей, обладавших властью (л. 61а), и они принесли присягу [новому халифу] ал-Муктафи ли-амри-ллаху 15. Халиф ар-Рашид би-ллах, будучи в Дамгане 16, узнал о том, что народ присягнул ал-Муктафи ли-амри-ллаху. Он написал из Дамгана письмо султану Санджару, горько жалуясь в нем на султана Мас"уда, и просил у Санджара помощи, [надеясь], что он поддержит его своими войсками и [придет на помощь] сам. Он написал письмо в первую декаду рамадана 531 года 1ж. 24 рамадана 531 года 1з султан Санджар ответил, что войска муслимов отказываются идти в сторону, [противоположную] Джейхуну, и, [кроме того], 'ведь партия Аллаха - они победят' 1и. Когда ответ Санджара дошел до халифа ар-Рашида би-ллаха, он понял, что тот не ответил на его зов [о помощи]. Он выехал из Дамгана в Азербайджан и решился подчинить страну и отомстить. Он устремился в Ирак 17.

Когда он прибыл в Исфахан и занял его, он однажды днем выехал. [Вдруг] перед ним [оказалась] группа воинов и из нее на [халифа] набросились [какие-то] люди. Он принял мученическую смерть в Исфахане в рамадане 532 года 1к 18.

Когда султан Мас"уд назначил Эмиром верующих ал-Муктафи ли-амри-ллаха и в 531 году 1л ему присягнули в Багдаде, как об этом уже было сказано, он узнал, что эмир атабек Менгю-Барс 19, владетель области Фарс (л. 61б), решил выступить против него. Султан послал против него в Исфахан атабека Кара-Сункура, подкрепив его [войсками] Юрюн-Куша ал-Баздара. Султану хотелось избавиться от Менгю-Барса и убить его, и он подстрекал к этому Чавли ал-Джандара 20 и владетеля Занджана Сункура 21.

Они выступили и достигли Исфахана, где находились до весны. Здесь они узнали, что Менгю-Барс выступил из Фарса с множеством тюрок. Кара-Сункур понял, что его войска не в силах противостоять ему, и вернулся из Исфахана в Хамадан. [104]

Менгю-Барс вступил в Исфахан, а затем двинулся на Хамадан. Против него сначала выступил султан Мас"уд с упомянутыми эмирами, и обе стороны встретились близ Кур-Шанба 22. Сражение закончилось поражением войск Фарса. Менгю-Барс был взят в плен. Он был очень храбрым человеком. 1м [Эмир Боз-Аба был из [числа] самых славных его сподвижников] 1м 23. Когда войска были разбиты, эмир Боз-Аба сказал: 'Если мы спасем наши души, это будет для нас добычей!', 1м [думая, что Менгю-Барс спасся] 1м 24. Но когда Боз-Аба узнал о пленении Менгю-Барса, он решил, что не уйдет, пока не отомстит за него или не погибнет. Он собрал часть разбитых войск и возвратился обратно. Султан Мас"уд уже вернулся в свой шатер, и битва закончилась. И он (Боз-Аба) бросился к шатру. Султан Мас"уд бежал, после того .как .сражался, защищая свою жизнь. Боз-Аба застал большую часть эмиров в их шатрах и взял в плен 12 эмиров. Среди них были эмир арабов Садака ибн Дубайс,. эмир "Антар ал-Джавани, эмир ал-хаджиб Ур-Хан, владетель Занджана Сункур и Мухаммад ибн Кара-Сункур. Часть их была убита. Это сражение произошло в конце 531 года 1н 25. (л. 62а) Затем Боз-Аба вернулся в Фарс и овладел им 26 вместо Менгю-Барса. В это время султан Мас"уд помирился со своим братом Селджук-шахом, с которым "был Караджа ас-Саки. Султан наделил брата в качестве икта" страной Сёкмэна ал-Кутби 1о, Хилатом с его округом, Малазгирдом и Арзаном и присоединил к этому [владения] мукта" Табриза - атабека по имени [Гузз-оглу] ас-Силахи 27.

В 533 году 1п везир султана Мас"уда Камал ад-Дин Мухаммад ибн "Али ибн ал-Хазин ар-Рази 28 посеял вражду между султаном и Кара-Сункуром. Он сказал султану Мас"уду: 'Нет места в [одних] ножнах для двух мечей ?, и при его господстве не видно твоей султанской власти' 29. Везир и султан Мас"уд решили вызвать Боз-Аба из Фарса, 1с чтобы с его помощью растерзать Кара-Сункура 1с 30 Когда об этом узнал Кара-Сункур, а он находился в Азербайджане, он разгневался и с 10 тысячами всадников двинулся на Хамадан, призвал из Хилата малика Селджука и обещал вернуть ему Фарс, изгнав оттуда Боз-Аба. Вместе с этим он побудил выступить [против Мас"уда] малика Да"уда, сына султана Махмуда ибн Мухаммада Тапара, и его атабека Айаза - [105] последний был игрушкой в [руках] Кара-Сункура. Когда Кара-Сункур приблизился к Хамадану, он послал своего везира 31 к султану Мас"уду с письмом от имени маликов Селджука и 1с Дауда 1с [а также] от имени своего и эмиров. Он сообщал: причина их выступления - то, что они опасаются везира, и если он, [султан], казнит его, они вернутся к послушанию 32. Султан не мог найти повода для казни везира и выдал его старшему хаджибу Татару 1т. Последний был назначен старшим хаджибом после Ур-хана (л. 62б), которого Боз-Аба убил в сражении, описанном выше 33.

Этот сговор [эмиров] происходил в шаввале 533 года 1у. Кара-Сункур вместе с маликами Селджуком и Да"удом вернулся на службу к султану Мас"уду, а тот назначил 34 везиром катиба Кара-Сункура Абу-л-"Изза [ал-Баруджирди]. Кара-Сункур с маликами ушел в Фарс и с большим войском вступил в ан-Наубанджан 35. Когда Боз-Аба услышал о его прибытии, он бежал и укрылся в крепости между Хузистаном и Фарсом 36. Малик Селджук вошел в город Шираз 37 и сел на трон владыки. Он (Кара-Сункур) хотел снарядить для него войско, но явился командующий его армией эмир [Гузз-оглу] ас-Силахи, о котором говорилось выше, и, [решив] сделать это самостоятельно, сказал Кара-Сункуру: 1ф 'Хватит и меня одного!' 1ф 38.

Кара-Сункуру его слова понравились. Он расстался с ним и направился через Хузистан в Хамадан. Часть эмиров с маликом Да"удом он отправил по другой дороге с целью, известной лишь ему одному. Что касается малика Селджука и Гузз-оглу, то они были заняты [своими делами] и не думали, что на них нападет враг. [По пути] их атаковал Боз-Аба и перебил большую часть их армии. Селджук был взят в плен, и Боз-Аба вместе с ним устремился в крепость Исфид-деж. Таково было в итоге положение [Селджука] 39. Боз-Аба укрепился в его владениях, его престиж поднялся, его могущества стали бояться.

Когда весть об этом дошла до Кара-Сункура, он дал слово не вмешиваться в дела государства [Селджука] и уехал. Когда он добрался до Баруджирда, к нему пришло известие о том, что город (л. 63а) Ганджу и ее округ разрушило сильное землетрясение 40.

В 534 году 1х на службу к султану Мас"уду прибыл Чавли Джандар со своими арранскими и азербайджанскими войсками. На султанскую службу явился [также] правитель Рея [106] эмир "Аббас. Этот "Аббас был из гулямов Джаухара ал-Мукарраба 41 - одного из приближенных великого султана Санджара. Когда султан Санджар сам завладел Реем, как мы об этом уже упоминали 42, он назначил Джаухара вали [Рея], а тот, [в свою очередь], назначил туда своего мамлюка "Аббаса. Когда Джаухар был убит батинитами, "Аббас завладел городом и усилился за счет войск своего господина и его мамлюков. Их было четыре тысячи, но кроме них было еще много войска. Он (Аббас) начал истребление батинитов и отомстил им за смерть своего господина. Он построил из голов [убитых батинитов] минарет, с которого му"аззин читал азан. Сколько их было перебито, не подсчитает никто, кроме Аллаха всевышнего 43.

Когда Чавли Джандар вступил на султанскую службу, он исполнял ее так, что возвысился на ней.

Султан сместил хаджиба Татара с его должности и назначил Фахр ад-Дина "Абд ар-Рахмана ибн Тоган-Йурека 44. А эмир Хасс-бек ибн Паланг-Ари был одним из приближенных султана 45. [Оба] они сошлись на султанской службе с Чавли Джандаром и "Аббасом.

В 538 году 1ц от рук батинитов в Табризе погиб малик Да"уд - сын султана Махмуда 46 (л. 63б). Султан Мас"уд, его дядя, выдал за него свою дочь и дал ему во владение Табриз, посадив его там на трон.

В этом же году упрочилась дружба между владетелем Рея "Аббасом и владетелем Фарса Боз-Аба, и они сговорились [о том], чтобы .[вместе] бороться за султанат. Боз-Аба написал султану Мас"уду: 'Я желаю прибыть на службу к тебе' - и выступил из Шираза с маликами Мухаммадом и Малик-шахом - сыновьями султана Махмуда и братьями султана Мас"уда 1ч. Из Рея выступил "Аббас, с которым находился брат султана Сулайман-шах. Внешне они проявляли покорность, а на самом деле втайне [готовили] совершенно иное.

Султан написал эмиру Чавли Джандару и призвал его к себе, но, как оказалось, тот порицал султана за то, что султан без его ведома арестовал везира Абу-л-"Изза ал-Баруджирди 47. Когда султан узнал об этом, он с большой поспешностью отрядил свою конницу в Багдад. Из эмиров с ним находились старший хаджиб "Абд ар-Рахман Тоган-Йурек - он и Чавли были родственниками 48 - и Хасс-бек ибн Паланг-Ари.

Боз-Аба и "Аббас прибыли в Хамадан, чтобы напасть на них. Они не нашли султана Мас"уда, но то, что он задумал, [107] было напрасным. К ним присоединился эмир Насир ад-Дин Кутлуг-Аба ал-Баздари. Каждый из них написал письмо эмиру Чавли Джандару, находившемуся в Азербайджане, сообщая ему [следующее]: 'Ты - наш повелитель, наш вождь! Если ты прибудешь к нам, ты станешь командующим войсками того, кто взойдет на престол (л. 64а) государства, и все мы подчинимся тебе'. Он ответил им благодарностью, отправил обратно их посла с наградой и собрал войска. К нему присоединились Айаз, который был атабеком малика Да"уда при его жизни, и эмир Ширин ибн Ак-Сункур. Вместе с ними Чавли выступил к Хамадану, стремясь к сражению с теми, кто был враждебен султану Мас"уду. Здесь [войска] его застала зима, кругом был снег и дороги были закрыты. Он остановил войска и послал в Багдад султану Мас"уду просьбу прибыть к нему. Султан Мас"уд поспешно отправился [в путь] и, выйдя через перевал Карабелли в Марагу, соединился с Чавли Джандаром.

Когда группа упомянутых [выше] эмиров, прибывшая с султаном из Багдада, увидела высокое положение Чавли Джандара, [все они] стали завидовать ему и решили покончить с ним. Среди них были и его тесть старший хаджиб "Абд ар-Рахман Тоган-Йурек, и Хасс-бек ибн Паланг-Ари. Последнего [Чавли] выпроводил из Табриза, оставив управлять там Арслана. Вот [все] они и решили подстроить Чавли какую-нибудь хитрость и убить его. Однако он разгадал их [умысел] и разбил свой шатер рядом [с султанским]. Он сказал султану: 'Я твой [верный] слуга! Но после этого мы не должны находиться рядом в одном месте - я и ты, кроме тех случаев, когда ты сядешь на своего коня, а я буду на своем! И мы не должны встречаться иначе, как в таком положении!'. Он также сказал султану: 'Если ты хочешь, чтобы я остался на твоей службе, то держи меня перед собой и посылай в сражения с твоими врагами, пока Аллах не дарует тебе победу над ними!'.

(л. 64б) Султан Мас"уд принял его условия и приказал написать распоряжение, подтверждавшее, что он назначил Чавли Джандара распорядителем всех дел и приказал всем эмирам подчиняться ему.

[После этого] Чавли поспешил склонить Сулайман-шаха на сторону брата и послал ему список охранной грамоты от имени султана Мас"уда. И он, оставив "Аббаса, прибыл к брату. [К султану] прибыл также хорезм-шах с братом 49 и подчиненными ему знатными эмирами.

Когда Боз-Аба и "Аббас увидели, что дело 1ш, к которому они стремились, сорвалось, они разъехались, дав друг другу [108] обещание [о союзе]. Когда султан узнал, что они оставили друг друга, он сказал Чавли: 'Ступай и разыщи их!'. Оба они отправились в город Сиджас 50, и султан сказал Чавли: 'Ты иди по следам Боз-Аба - войска и сила у него. А я отправлюсь в Рей за "Аббасом'.

Чавли ушел в Хамадан, а султан Мас"уд - в направлении Рея. Он приказал схватить своего брата Сулайман-шаха и заточил его в крепости Сарджахан 51.

Когда Боз-Аба, находясь в Хамадане, узнал, что Чавли разыскивает его, он бежал оттуда, оставив в городе свои сокровищницы. А Чавли, узнав, что Сулайман-шах в заключении, сказал сам себе: 'Если султан так поступил с братом, после того как одарил его почетными одеждами, то что будет со мной? Ведь я для него - чужой!'. И он отправил к Боз-Аба [посланца], который передал тому [следующее]: 'Я прибыл не для того, чтобы сражаться с тобой, я ищу твоей дружбы и хочу сговориться с тобой обо [всем], чего ты желаешь'. А Боз-Аба, {в свою очередь], послал к нему [человека], который передал: 'Если ты хочешь доказать, что стремишься к дружбе со мной, отправь ко мне мои сокровищницы, в них - 30 1щ [верблюжьих] вьюков золота, они находятся (л. 65а) в доме ал-Асира Абу "Исы [в Хамадане] '. Чавли отправил их к нему, и после этого между Чавли, Боз-Аба и "Аббасом было заключено соглашение о том, что Боз-Аба привезет малика Мухаммада - сына султана' Махмуда ибн Мухаммада Тапара. По этой причине между ними и султаном Мас"удом возникла вражда. Они условились [выступить] в джумада I наступающего 541 года 1э. Но судьба посмеялась над тем, что они совместно задумали и готовили их дело шло лишь до определенного времени.

Чавли послал эмира Татара к Боз-Аба, чтобы выяснить когда он начнет выполнять свое обещание. Чавли находился в городе Майанидже 52. Когда эмир ал-хаджиб "Абдар-Рахман ибн Тоган-Йурек узнал, что Татар направляется в Фарс, он, побуждаемый султаном Мас"удом, двинулся [в поход], чтобы не допустить Татара туда.

Чавли долго находился на месте. К нему собрались войска, однако от Боз-Аба и "Аббаса не было никаких известий. Ему необходимо было двинуться, и он отправился в сторону Хамадана во главе 12 тысяч всадников. Он разбил шатры у Занджана 53, и здесь без всякой причины он пустил себе кровь из вены, а затем напряг руку, стреляя в зайца, пробегавшего мимо. Когда он натянул тетиву, у него лопнула вена и рука опухла, [затем] хлынула горлом кровь, и он свалился на землю с седла. [Так] он умер в Занджане в [109] джумада I 541 года 1э. 54 Об этом сказал в своей касиде ал-Музаффар ибн Саййиди аз-Занджани 55:

Двадцать тысяч индийских [мечей] уже были обнажены,
но их лезвия притупила месть [одного лишь] скальпеля 1ю.

[Еще] до него умерли Са"д ад-Даула Юрюн-Куш 56 и амир-ахур эмир Кызыл и другие. Войска [Чавли] рассеялись, и каждый возвратился к своему [прежнему] положению.

Когда (л. 65б) хаджиб "Абд ар-Рахман отправился, чтобы отвратить эмира Татара от похода против эмира Боз-Аба, он написал Боз-Аба письмо, чтобы примирить его с султаном Мас"удом. Он писал ему: 'Сейчас время упорядочить дела государства'. Он подал этот совет и Татару, и "Аббасу написал в том же духе. Оба они - "Аббас и Боз-Аба - выступили со своими войсками, двигаясь навстречу султану Мас"уду. Когда они встретились, эмиры поставили перед" султаном условия, и он их принял 57. Они сделали везиром султана катиба Боз-Аба Тадж ад-Дина Ибн Дараста ал-Фариси 58 и решили, что отдадут султану страны Арран, Арминию и Азербайджан. Все, чем владел [ранее] Чавли Джандар, было передано под власть "Абд ар-Рахмана ибн Тоган-Йурека, и при нем должен был находиться Хасс-бек ибн Паланг-Ари. Было решено, что службу будут нести [при султане] поочередно трое: "Абд ар-Рахман, Боз-Аба и "Аббас. Боз-Аба отправился в Фарс, а "Абд ар-Рахман - в свои области 59.

Султан Мас"уд с "Аббасом прибыл в Багдад. Хасс-бек ибн Паланг-Ари приказал убить "Абд ар-Рахмана, если представится случай для этого. Однажды эмир "Абд ар-Рахман ибн Тоган-Йурек послал эмиров на войну с грузинами. Он отправил их одного за другим, не оставив при себе ни одного. Остались лишь Хасс-бек ибн Паланг-Ари и с ним Занги ал-Джандар, которые решили убить ["Абд ар-Рахмана]. Ал-Джандар опередил [Хасс-бека] и ударил эмира "Абд ар-Рахмана по голове, рассек ее, а затем бил еще, пока не покончил с ним 60.

Хасс-бек овладел Арраном, распределил области [этой страны] (л. 66а) и, подступив к Ардабилу, осадил его. Там находился эмир Ак-Арслан 1я, и Хасс-бек заставил его выйти из крепости, [обещав] ему безопасность 61.

Когда эта весть пришла в Багдад, где был султан и вместе с ним находился "Аббас, султан пригласил "Аббаса к себе во дворец якобы для того, чтобы совещаться с ним о делах. [110]

Когда тот вошел, он приказал отрубить ему голову и выбросить его тело. Это произошло утром 5 зу-л-ка"да 541 года 1аа 62,

Войска "Аббаса во главе с командующим эмиром Ак-Сункуром ал-Фирузкухи выступили против султана Мас"уда, но-султан не придал этому значения и отправил свои войска [из Багдада]. Он защитил свой дворец, а затем пригласил эмира [к себе] и назначил его вали Рея вместо его господина. Тот удалился с благодарностью.

Эту зиму султан провел в Багдаде. Когда зима прошла, он узнал, что Боз-Аба выступил из Фарса, стремясь отомстить за своих друзей. Султан Мас"уд спешно двинулся на Хамадан, чтобы опередить Боз-Аба 63. Он отправил голубиной почтой письмо Хасс-беку, чтобы тот поспешил к нему.

Боз-Аба двигался вместе с сыновьями султана Махмуда - маликами Мухаммадом и Малик-шахом. Он подошел к Исфахану, овладел им и передал его Садр ад-Дину Ибн ал-Худжанди 64. После этого он посадил обоих маликов на трон и отбил для них пятикратную науба 65. Затем он двинулся-на Хамадан и достиг пастбища Кара-Тегин, которое находится в одном переходе от Хамадана. Здесь к нему присоединился правитель Рея - сын "Аббаса.

Когда султан Мас"уд узнал об их приближении, он выступил против них со своими войсками и послал за Хасс-беком, чтобы поторопить его. (л. 66б) Тот прибыл к нему, и приблизился час сражения. Два огромных войска встретились на пастбище.

Боз-Аба сам бросился на центр войск султана Мас"уда, н они стали отступать. Но когда он оказался среди [врагов], конь Боз-Аба споткнулся, он был взят в плен и доставлен к султану Мас"уду. Султан стал жестоко упрекать его, но он молчал, не выражая сожаления. Султан хотел оставить его [в живых], но Хасс-бек воспротивился, и султан Мас"уд казнил его 66.

Смерть сына "Аббаса 67 разрешила спор, и оба малика были разбиты.

Затем султан Мас"уд послал за сыном своего брата маликом Мухаммадом, женил его на своей дочери и отдал ему округа (кура) Хузистана.

Когда никто уже не мог соперничать с Хасс-беком в главенстве, он арестовал хаджиба Татара и казнил его в месяце раби" I 543 года 1аб.

Затем в Багдад явилась группа эмиров вместе с маликом Малик-шахом ибн Махмудом 68. Они хотели низложить султана Мас"уда. Население Багдада выступило против них, но [111] потерпело поражение. Затем жители собрались, одержали верх [над ними] и убили 500 человек из них. После этого они (эмиры) потребовали у халифа ал-Муктафи ли-амри-ллаха 30 тысяч динаров за то, что уйдут из города. Все катибы, кроме сахиб-диван [аз-зимам] Йахйи ибн Хубайры, советовали отдать эту сумму, а он сказал: 'Если так необходимо расходовать эту сумму, то будет лучше, если она будет истрачена на войско из свободных тюрок Багдада и других .людей. Это будет поддержка для султана Мас"уда. А если эта сумма будет отдана им, они превратят Багдад в свое стойло!'.

Халиф согласился (л. 67а) с его мнением, выступил против них с этим войском и разбил их. Это был самый дельный совет и самое дальновидное мнение, и халиф [после этого] решил сделать Ибн Хубайру своим везиром. В среду 14 раби" II 544 года 1ав он облачил его в почетные одежды 69.

Абу-л-Касим Хибаталлах ибн ал-Фадл ал-Багдади 70 был достойным [ученым-] врачом. Это был современник ал-Хайс-Байса 71, и оба они выступили с войском халифа. Хибаталлах дбн ал-Фадл сочинил по этому поводу касиду:

В победоносном войске мы - порочная банда!
Так прочь же от нашей компании!
Узнай, [каков] наш ум из наших поступков, как ты их видишь:
из подлости, распутства и необузданности.
Мы были не в силах взять Тикрит, а теперь,
подчиняясь своему невежеству, хотим отобрать у Санджара Термез!

Такой, как ал-Хайс-Байс, с копьем в руке считается воином,
а я считаюсь знаменитым врачом этой армии.
Тот страшится сразить комара,
а я непригоден для врачевания оспы.
Я своим скальпелем выпускаю кровь,
а его меч не коснулся даже кончика мизинца!

В ша"бане этого [544] года 1аг великий султан Му"изз ад-Дунйа ва-д-Дин Абу-л-Харис Санджар отправился в Рей. [Он предпринял это], так как узнал о событиях в Ираке, о задержании его эмиров (?) и о том, что Хасс-бек ибн Паланг-Ари возобладал над делами султана Мас"уда. [Он прибыл в Рей в середине зимы] 72.

Когда султан Мас"уд узнал об этом, он спешно выехал из Хамадана по направлению к Багдаду. Однако Шараф ад-Дин ал-Хадим 73 отговорил его от этого. [Он| сказал: 'Ты (л. 67б) не можешь оказать сопротивление своему дяде, и будет лучше, если ты отправишься к нему на службу, как это сделал [в свое время] твой брат'. И султан направился [112] в Рей, однако Хасс-бек и везир 74 отказались подчиниться ему.

Когда он явился к своему дяде султану Му"изз ад-Дину Санджару, тот оказал ему самый большой почет, одарил его почетной одеждой и забыл обо всех его проступках. Он (Мас"уд) заступился перед ним за Хасс-бека, [Санджар] ответил утвердительно на его просьбу [об этом] и, распрощавшись, уехал в Хорасан 75.

Султан Мас"уд возвратился и провел зиму в Багдаде. Затем он вернулся в Хамадан, где и умер 76.

[ГЛАВА 34.]

Рассказ о жизни Мас"уда

Он был доброго нрава, не верил сплетням и не возвышал клеветников. Однако он [даровал] высокое положение низким [родом] и был очень доверчив.

Он умер в 547 году 2а 77 и был похоронен в Хамадане в медресе, которую построил Джамал ад-Дин Икбал ал-Джандар ал-Хадим 78. Время его правления - около 16 лет.

Везирами его были [следующие лица]. Во время его первого выступления против брата - султана Тогрула его везиром был Караджа ас-Саки 79. Затем везиром был Тадж ад-Дин Дараст. Ануширван ибн Халид стал его везиром, когда он вступил в Багдад в дни [правления] его брата в 527 году 2б. Затем его везиром был "Имад ад-Дин Абу-л-Баракат ад-Дарказини - он был родственником Кавам [ад-Дина ад-Дарказини] 80. Он не обладал распорядительностью, достойной везира, и был отставлен. Потом везиром был назначен Камал ад-Дин Мухаммад Ибн ал-Хазин ар-Рази' отстранивший Абу-л-Бараката под удобным предлогом. Последний везир был самым лучшим по умению управлять делами. Он служил при нем (Мас"уде) до тех пор, пока Кара-Сункур, малик Да"уд (л. 68а) и Малик-шах, сын султана Махмуда, не собрались и не убили его в шаввале 533 года 2в. Везиром после него стал Маджд ад-Дин "Изз ал-Мулк Абу-л-"Изз ал-Баруджирди. Он был очень богат: говорили, что в дни своего везирства он владел 400 селениями. Султан отстранил его в 539 году 2г и конфисковал его имущество. [После него] везиром был назначен Му"аййид ад-Дин ал-Марзубан ибн "Абдаллах ал-Исфахани 81. Его приказал задушить [113] "Изз ал-Мулк ал-Баруджирди. [Ал-Исфахани] пил много вина и постоянно был пьян. Затем после него везиром снова стал Тадж ад-Дин Дараст. Он вступил в переписку с Боз-Аба. После этого везиром был назначен Шамс ад-Дин Абу-н-Наджиб ал-Асамм ад-Дарказини, который был везиром до самой смерти Мас"уда.

Когда умер Мас"уд, как мы об этом упоминали, слуги (ал-хашам) великого султана Му"изз ад-Дина Санджара стали проявлять алчность и враждовать друг с другом. Все они стали требовать у султана места, [занятого] другим, для себя и завидовали друг другу.

К тому времени, когда возникла война с гузами (огузами), гузы еще не были в состоянии воевать с кем-либо из его (Санджара) эмиров. Но зависть эмиров к эмиру Му"аййиду ибн Юрюн-Кушу 82 привела их к тому, что они оставили его одного в сражении, и он был ранен несколько раз. Его вынесли уже смертельно раненным, и он тотчас же умер 83.

Когда султан увидел, как эмиры оставили его одного, без поддержки, и большая часть их сдалась в плен, он понял, что, если он вступит в войну с гузами, эмиры сдадут в плен и его. Поэтому он не стал начинать сражения [с гузами], оставил людей, вернулся в Балх, а из Балха [отправился] в Мерв. Однако гузы преследовали его до [самого] Мерва. Он въехал в город и оставался там (л. 68б) несколько дней. Затем, как мы упомянули в начале нашей книги 84, он вышел к ним и находился у них непрерывно с месяца раби" I 548 года 2д до месяца рамадана 551 года 2е. В этом году он незаметно, [воспользовавшись] их беспечностью, скрылся из Балха, переправился через Джейхун и укрылся в крепости Термез 85.

Здесь находился эмир "Имад ад-Дин Ахмад ибн "Ала" ад-Дин Абу Бакр ибн Кумач 86. Из Нишапура на султанскую службу явился эмир Ай-Аба ал-Му"аййид 87. Когда он прибыл в Термез, султан направил его на Саганийан 88 и послал вместе с ним эмира Кай-Аба ал-Кумачи.

Однажды эмир ал-Му"аййид устроил угощение с вином (маджлис аш-шараб) и позвал эмира Кай-Аба. Он предупредил некоторых военачальников, что тот будет убит. Его убили в то время, как он играл в нарды с эмиром ал-Му"аййидом. Когда об этом узнал эмир "Имад ад-Дин Ахмад ибн "Ала" ад-Дин, он пришел в ярость. Ворвавшись в султанский дворец, он убил некоторых приближенных султана, у него на глазах казнил нескольких его эмиров, а также слуг ал-Му"аййида и запер ворота крепости. [114]

Эмир ал-Му"аййид вернулся в Термез. В войсках начались беспорядки, и между ним и султаном произошла ссора. Затем было достигнуто соглашение о примирении при условии, что эмир "Имад ад-Дин освободит султана и выпустит его из крепости.

Султан выехал в Мерв в рамадане 551 года 2ж. (л. 69а) Войска вернулись [под его власть], и к нему стали съезжаться эмиры из самых удаленных стран.

Он (Санджар) находился среди гузов с месяца джумада I 548 года 2з до рамадана 551 года.

Султан Му"изз ад-Дин Абу-л-Харис Санджар ибн Малик-шах ибн Алп-Арслан ибн Да"уд ибн Мика"ил ибн Селджук родился за пять дней до конца раджаба 479 года 2и и умер после избавления из плена у гузов в понедельник 14 раби" I 552 года 2к. Он был погребен в мавзолее, который он построил для себя и назвал Дар ал-ахира (Последнее жилище) . Время его султаната - около 40 лет, а всего государем он был 62 года. Он прожил 72 года, 8 месяцев и 10 дней 89.

У Санджара было огромное количество драгоценных камней, [общим] весом 1030 ратлей. Это - большое богатство, но оно не слишком велико для того, кто заполучил все собранное султаном-газы Абу-л-Касимом Махмудом ибн Себюк-Тегином и Бувайхидами 90.

Когда гузы держали в плену султана Санджара, они притесняли его. Они давали ему так мало [средств] на пропитание, что этого не хватило бы для его конюха. Когда он переезжал вместе с ними, его сопровождало специально назначенное лицо и охрана. Они называли его 'султан', целовали землю перед ним. [Гузы] говорили: 'Мы - твои подданные (pa"иййa)' - и возвеличивали его, но это не имело для него никакого значения.

Среди Сельджукидов он был самым достойным (л. 69б) по уму, учености, любви к ученым и щедрости. Он был из числа самых деятельных государей.

Казначей Захир ад-Дин передает, что султан Санджар в течение пяти дней непрерывно раздавал деньги в сумме 700 тысяч динаров и тысячи атласных красных одежд. Сверх того были розданы кони и почетные одежды 91.

Из рассказов о его [почтении] к ученым людям [можно припомнить следующее]. В Нишапуре случилась смута между шафиитами и ханифитами, во время которой было убито 70 ханифитов. Поблизости находился лагерь [войск] [115] султана. Он вызвал старшего хаджиба Махмуда ал-Кашани и сказал ему: 'Иди к Мухаммаду ибн Йахйе 92 и скажи: 'Султан спрашивает у тебя, кому принадлежит эта страна - тебе или мне. Если она моя, то уходи из нее, а если твоя - готовься к сражению со мной. Как бы то ни было - оставь ее и уходи!"'. Махмуд отправился и явился к шейху Мухаммаду ибн Йахйе, который [в это время] сидел в соборной мечети Нишапура и углубился в чтение. Шейх не обратил внимания на него и не прервал чтения. Хаджиб сел и оказал: 'Мир вам!'. Шейх поднял голову и произнес: 'И праведным рабам Аллаха!'. Хаджиб преклонил перед ним колена и сказал: 'Султан приветствует тебя и говорит: 'До нас дошло известие о том, что случилось. Ты ответствен в этом и можешь сделать так, как хочешь. Никто тебе не помешает и не отменит твоего решения. Все, чего мы добились, мы получили благодаря твоей благодати и твоей молитве"'. Затем он уехал к султану. А султан горько раскаивался в том, что [послал его] с такой миссией, и [с нетерпением] ждал возвращения хаджиба.

Султан спросил: 'Что (л. 70а) ты сказал шейху Мухаммаду?'. И хаджиб передал ему все в точности, как оно было. Султан воскликнул: 'Поклянись моей головой, что ты сказал именно так!'. Тот дал клятву, а султан обрадовался и сказал: 'Ты благословенный муж!'. Он возвысил его и сверх этого передал ему [должность] вали Нишапура. Да благословит его Аллах!

После Санджара господство Сельджукидов в Мавераннахре и Багдаде прекратилось и его страной завладел хорезмшах [Атсыз].

[ГЛАВА 35.]

Мы возвращаемся снова к рассказу о положении [в] Ираке и о том, что там происходило

Когда умер султан Мас"уд, он не оставил после себя мужского потомства. В дни его правления всеми его делами, страной и войсками распоряжался эмир Хасс-бек ибн Паланг-Ари. Он правил по любви и по доброй воле, а не по произволу и насилию. Когда султан Мас"уд умер, эмиры собрались к нему и стали вести переговоры о том, кто займет престол султана, и мнения их были различны.

Султан Мухаммад и его брат Малик-шах - сыновья султана Махмуда ибн Мухаммада Тапара ибн Малик-шаха - находились в Хузистане. Султан Мас"уд отдал им эту страну как 'кормление' (ту"ма). Узнав о смерти султана, оба [116] [малика] тотчас же выступили из Хузистана. Малик Мухаммад решил овладеть Хамаданом, а Малик-шах - Исфаханом.

Часть эмиров перешла к султану Мухаммаду, а Хасс-бек ибн Паланг-Ари и эмир Занги Джандар склонились на сторону Малик-шаха 93.

Султан Мухаммад спешно двинулся к Хамадану, и все войска собрались там. Когда он подошел (л. 70б) к воротам Хамадана, к нему на службу перешли все остальные эмиры, за исключением Хасс-бека ибн Паланг-Ари и эмира Занги Джандара, который был правителем Азербайджана. Оба они не явились для службы [султану]. [Лишь] когда султан Мухаммад укрепился в Кушк ал-Джадид у ворот Хамадана и на службу к нему прибыли все эмиры и войска, Хасс-бек ибн Паланг-Ари и эмир Занги были вынуждены дать султану Гийас ад-Дину Мухаммаду ибн Махмуду ибн Мухаммаду Тапару обещания и обязательства и просить у него пощады. Оба они вступили в ал-Кушке на его службу. Султан встретил их с почетом, отличил их уважением и великолепием [приема] и сообщил им о своей милости к ним. Он назначил эмира Хасс-бека ибн Паланг-Ари атабеком войск и армий в соответствии с той [степенью], которой он обладал в правление султана Мас"уда. Он ежедневно являлся на службу к султану, и тот встречал его с честью, одобрением и почетом. Так было некоторое время: султан Мухаммад хотел всевозможными благодеяниями склонить его к добру. Однако [Хасс-бек] скрывал [в душе] ненависть rf [склонность] к бунту, пока [наконец] султан Мухаммад не узнал, что он писал малику Малик-шаху и приглашал его в Хамадан, для того чтобы передать ему власть 94.

[Мухаммад] однажды пригласил его на прием. Хасс-бек пришел туда вместе с эмиром Занги Джандаром. Султан подготовил и спрятал группу своих людей и приказал им зарубить их обоих мечами, как только они войдут. Когда они стали перед султаном, те бросились (л. 71а) на них и убили их на глазах у султана. Им обоим отрубили головы и выбросили за ворота дворца.

Когда весть об их казни распространилась среди войск, их сторонники разбежались. Их стали убивать и захватывать их лошадей, оружие и имущество 95.

Султан Мухаммад вступил в Хамадан и достиг царства, которого добивался. Родник власти стал для него чистым, и он облачился в одежду величия.

Когда об этом узнал его брат Малик-шах, он бежал из Исфахана и вернулся в Хузистан 96.

Эмир Шамс ад-Дин Ил-Дегиз находился в Арране. Он удалился [туда] со всеми сокровищами и старался сохранить то, что было в его руках, в ожидании, пока выяснится, что [117] произошло. Он постоянно находился в Нахичеване 97. Он написал султану Мухаммаду, что он - его раб и мамлюк, подвластен его приказам и уклоняется от всего, что он запрещает и порицает. 'Если султан пожелает, чтобы я прибыл на службу, то я готов! Если он считает нужным, чтобы я отправился против врагов ислама,- я пойду! Я соберу для него из туркмен огромную толпу и несметное полчище!'.

Султан Мухаммад ответил ему: 'В настоящее время у нас нет нужды в том, чтобы ты прибыл на службу. Будь там опорой муслимое и их крепостью для отражения бесчестных язычников!' 98.

Султан, находясь в Хамадане, вступил в переписку с [правителями] окраинных земель. Все они признали его власть, и не было никого, кто бы не отдал ему в руки поводья покорности. Они все вступили [на путь] подчинения и смирения, (л. 71б) и его власть в стране стала устойчивой. Он передал управление Реем Инанджу 99, управлявшему им и во времена султана Мас"уда. В Мосуле, Дийар-Бакре, Хилате и других областях стали читать хутбу с именем султана.

[ГЛАВА 36.]

Что произошло в Багдаде после смерти султана Мас"уда

Когда султан Мас"уд добился от имама ал-Муктафи ли-амри-ллаха обещаний и заверений в том, что [халиф] не будет покупать тюркских гулямов, он заключил с ним договор [об этом]. Люди султана Мас"уда полновластно распоряжались в Багдаде. Они приносили зло своим самоуправством и большей частью действовали вопреки [желаниям] ал-Муктафи ли-амри-ллаха. Он много раз пытался отвратить их от этого, но они не обращали на это внимания, он удерживал их [от насилий], но они не подчинялись. Наместником (на"ибом) султана в Багдаде был Мас"уд ал-Билали 100 - слуга-евнух, ничтожный разумом, слабый в вере, далекий от добродетели и близкий ко злу. Он часто решал дела вопреки шари"ату, не считаясь с принципами управления [государством]. Такими действиями он хотел огорчить халифа ал-Муктафи ли-амри-ллаха.

Султан Мас"уд получал из дивана халифата письма с жалобами на него и время от времени удерживал его от подобных поступков, но иногда султан отмалчивался. Это возбуждало враждебность в душе халифа ал-Муктафи ли-амри-ллаха, и таким образом возникла ненависть [к султану]. Когда умер султан Мас"уд, халиф принял меры для изгнания чужеземцев [118] (ал-а"аджим) из Багдада, потому что у него (л. 72а) в Багдаде были частью византийские, а частью армянские мамлюки. Он сделал их эмирами, поручив каждому из них управление какой-либо частью Ирака 101.

Мас"уд ал-Билали отступил из Багдада 102 и, собрав войско,. начал наступление на город. Против него вышел везир "Ayн ад-Дин Йахйа ибн Хубайра 103 и разбил его. Затем он собрал новое войско и решил захватить Хиллу, но везир "Аун ад-Дин во второй раз выступил против него и [снова] обратил его в бегство, преследуя до ал-Лихфа 104. Там [ал-Билали] оставался некоторое время. Султан Мухаммад решил помочь ему и послал к нему одного из самых видных эмиров - эмира Салара Джура Ибн аз-Зухайри ал-Курди 105. Оба они сговорились и, набрав многочисленное войско, двинулись к Хилле. Везир "Аун ад-Дин готовился выступить против них. [В это время] случилось [следующее]. Мас"уд ал-Билали устраивал пир. [Так как] он остановился на западной стороне Хиллы, а Салар - на восточной, [то] Мас"уд ал-Билали переправился [через Евфрат] к нему, чтобы пригласить его на пир, и вместе с ним прибыл в [ас-]Самарию, переправившись с восточной стороны. Этот пир оказался для эмира Салара похоронами. Мас"уд ал-Билали в ас-Самарии схватил его, связал и, привязав к ногам груз, бросил в Евфрат. Он сразу же утонул, а его сподвижники, стоявшие на берегу, смотрели на это и ничем не могли помочь. Все люди Салара рассеялись 106. А Мас"уд ал-Билали бежал в Хамадан, [где явился] на службу (л. 72б) к султану Мухаммаду, сообщив ему [об этом так]: 'Салар вступил в связь с халифом ал-Муктафи ли-амри-ллахом, и они сговорились схватить меня и передать халифу. И я сделал это!'.

Мас"уд ал-Билали стал часто являться к султану Мухаммаду и соблазнять султана походом на Багдад. Он говорил, что если султан двинется на Багдад, то перед ним не устоит никто и он сумеет в краткий срок завладеть им. [Ведь] те, что находятся в городе, неопытны в бою и не владеют ни копьем, ни мечом, [к тому же] кто-то известил их о малом количестве войск с ним. Он говорил, что, если бы в Ираке была тысяча султанских всадников, этого было бы достаточно для захвата города.

Султан Мухаммад слушал его речи, но не придавал им значения, желая, чтобы дела шли обычным путем. Он стал писать имаму ал-Муктафи ли-амри-ллаху, подкрепляя слова лживыми клятвами: 'Я не таков, как мои предшественники - султаны. Я - послушный раб и признаю власть имама, не нарушаю его велений и не преступаю его запретов. Если я добуду благосклонность [халифа], то буду знать, что я среди приблизившихся к Аллаху, а если я заслужу ненависть [119] имама, то буду считать, что я в числе отвергаемыл Аллахом!'.

Имам ал-Муктафи не удостоил его ответом 107. Когда Мас"уд ал-Билали увидел, что дело затянулось и выступление султана на Багдад задержалось, он без разрешения вернулся в Тикрит. (л. 73а) Там находился малолетний ребенок малик Арслан-шах, сын султана Тогрула. Он вывез его [оттуда], и они двинулись на ал-Лихф, где располагался один из эмиров султана Мас"уда - [Хусам ад-Дин] Алп-Куш, с которым было многочисленное войско. Мас"уд ал-Билали с Арслан-шахом, сыном султана Тогрула, остался у него, к ним сошлись [и] другие туркмены, и они двинулись во главе войск, от которых колебалась [земля] и застилала небо пыль, поднятая ими.

Весть о них дошла до ал-Муктафи ли-амри-ллаха, и он собрал огромное войско из числа своих приспешников (асхаб) и курдов джаваниййа 108 во главе с их львом [-храбрецом] и командиром Мухалхилом, владевшим в качестве икта" ал-Хиллой и ее окрестностями. [Кроме него] прибыл эмир [Фахр ад-Дин] Кувватдан - один из знатных султанских эмиров. Подошли отряды из Васита, Басры и Ирака. Их предводителями были эмир Менгю-Барс ал-Мустаршиди, владевший в качестве икта" Басрой с окрестностями, и Кутлуг-Барс - правитель (сахиб) Васита и его округа и эмир Бадр [ад-Дин] ибн Музаффар ибн Хаммад - правитель ал-Гаррафа и ал-Бата"их 109. В Багдаде собралось войско, подобного которому здесь не бывало ни в какие времена.

Имам ал-Муктафи ли-амри-ллах сам выступил из Багдада с войсками в Рад ар-Руд 110. Алп-Куш, Мас"уд ал-Билали и с ними малик Арслан-шах, сын султана Тогрула, и остальные туркмены [также] выступили. Их число [достигало] приблизительно 30 тысяч бойцов.

Обе стороны приготовились к сражению и на рассвете вышли [на поле битвы]. Эмир верующих ал-Муктафи ли-амриллах построил свои войска. Он поставил (л. 73б) на правый фланг Кувватдана ибн Салму ал-Кумми, правителя ал-Гаррафа Бадра ибн Хаммада и других эмиров. На левый фланг он поместил одного из мамлюков династии (ад-даула), правителя Васита эмира Кутлуг-Барса. Сам он со своими приспешниками и мамлюками остался в центре. Вместе с ним в центре стоял правитель Басры Менгю-Барс ал-Мустаршиди. Когда был убит [халиф] ал-Мустаршид, он находился в аш-Шаме и заслужил там огромную славу. Если он был в армии или в [отдельном] конном отряде, ни один из франков (ал-фарандж) не мог противостоять ему из-за его мужества и силы. Он был женат на дочери правителя Дамаска эмира Му"аййан ад-Дина 111. [120]

Когда имам ал-Муктафи ли-амри-ллах полностью овладел Ираком, он позвал Менгю-Барса из Дамаска и назначил его вали. Басры. Он был знатоком построения войск и способов ведения войны. Поэтому он занял позицию в центре [войска] вместе с имамом ал-Муктафи ли-амри-ллахом. Там же находился и везир "Аун ад-Дин Ибн Хубайра. Когда оба войска вступили в бой, эмир Менгю-Барс находился в рядах [сражающихся], выравнивал строй и приказывал [воинам] стойко держаться до тех пор, пока он не разрешит им пойти в атаку.

Левое крыло Алп-Куша, где находился также Мас"уд ал-Билали, атаковало правое крыло ал-Муктафи ли-амри-ллаха. Здесь же располагался ал-Мухалхил. [Ряды наступавших] были прорваны, они были разбиты и бежали, [не останавливаясь], до Багдада. А правый фланг имама ал-Муктафи ли-амри-ллаха наступал на левое крыло Алп-Куша, где находились туркменские эмиры. Они тоже были разбиты, [к тому же] большая часть их погибла или попала в плен. Менгю-Барс все время держал за узду мула имама ал-Муктафи ли-амри-ллаха. (л. 74а) Центр Алп-Куша атаковал центр [войск] Эмира верующих ал-Муктафи ли-амри-ллаха, но часть наступавших перебежала к имаму ал-Муктафи и стала [сражаться на его стороне]. Когда сторонники Алп-Куша увидели, как стремительно их атакуют, они рассыпались, ушли к наполненному [припасами] складу и принялись его грабить.

Центр Алп-Куша ослабел, и на него бросились эмир Менгю-Барс и везир "Аун ад-Дин Йахйа Ибн Хубайра. Алп-Куш не устоял перед ними и бежал, а войска [халифа] преследовали его воинов, уничтожая и захватывая их в плен, пока большая часть их не была перебита или пленена.

Когда приспешники Алп-Куша, грабившие склад, узнали [о случившемся], они бросили все, что награбили, и стали сами искать спасения [в бегстве]. Части из них это удалось, а часть была перебита.

Войска Эмира верующих добыли столько различных трофеев, что их невозможно было пересчитать. Ал-Муктафи возвратился в Багдад подкрепленным [помощью Аллаха], победителем, достигшим желаемого и обрадованным [удачей]. Ирак был очищен от смуты Мас"уда ал-Билали и туркмен. Это сражение произошло в 550 году 3а 112.

После того как Алп-Куш был разбит, малик Арслан-шах, сын султана Тогрула ибн Мухаммада Тапара ибн Малик-шаха ибн Алп-Арслана ибн Да"уда ибн Мика"ила ибн Селджука, [121] отправился в Азербайджан к эмиру Шамс ад-Дину Ил-Дегизу 113.

Мать малика Арслан-шаха была женой эмира Шамс ад-Дина Ил-Дегиза. У него от нее было два сына - Мухаммад эмир Нусрат ад-Дин 3б атабек Джахан-Пахлаван и "Усман Музаффар Кызыл-Арслан. (л. 74б) Дочь его была выдана замуж за владетеля Мараги 114.

Малик Арслан-шах остался у эмира Шамс ад-Дина Ил-Дегиза.

Когда наступил 552 год 3в, султан Мухаммад двинулся походом на Багдад 115. С ним были войска Ирака и Азербайджана, за исключением войск эмира Шамс ад-Дина Ил-Дегиза. Он находился в Азербайджане и [вел] войну с грузинами, а эмир Инандж остался в Рее, опасаясь [вторжения] гузов, доходивших до Джурджана.

Имам ал-Муктафи ли-амри-ллах стал готовиться к обороне. Он начал ввозить в Багдад продовольствие, корм [для скота], овец, коров, чтобы снабдить тех, кто находился там, и войска, и щедро расходовал деньги [на это]. К нему со всех сторон собирались войска: их пришло такое множество, какого в Багдаде никогда не видели.

Султан Мухаммад подошел к Багдаду и остановился у ворот аш-Шамасийа. Там он оставался некоторое время, не отдавая приказа о сражении. Он отправил к имаму ал-Муктафи ли-амри-ллаху посла с сообщением о том, что он - послушный раб и в его приходе к Багдаду есть лишь одна цель - отойти от него [с миром], ведь все владетели окраинных областей (мулук ал-атраф) знают, что Эмир верующих доволен им. [Вот] и он хотел показать, что доволен [его] властью, и [приказал] читать с минбаров хутбу со своим именем после имени Эмира верующих. Он отойдет от Багдада, не желая иметь в нем ни вали, ни правителя. Он старается добиться своей цели без войны.

Однако [султан] не получил на свои послания ответа, который удовлетворил бы его или успокоил. Ему передали (л. 75а) только [следующее]: 'Ты должен вернуться в Хамадан и оставаться там до тех пор, пока мы не решим твоего дела' 116.

Ежедневно из Багдада выезжал кто-либо из эмиров. Они попеременно совершали вылазки против войск султана, атакуя их. Иногда часть их погибала, другие были ранены, [но] так продолжалось в течение двух месяцев. Султан советовался со своими эмирами относительно сражения, но не отдавал им приказа начинать его. Он написал командующему [122] войском Мосула эмиру Зайн ад-Дину "Али Кучюку, призывая его к себе на службу. Тот согласился и прибыл, [спустившись по реке], с огромным войском и грозной армией, состоявшей из тюрок и курдов, с запасами фуража и множеством снаряжения, и остановился против Багдада с западной стороны.

Везир "Аун ад-Дин Йахйа Ибн Хубайра тайно сносился с султанскими эмирами, посылая им дары, подношения и динары и внушая им, что присланное - это жалованье, которое должно принять, и что это лишь [малая] замена того, что им полагалось бы. Он указывал им на то, что для каждого муслима искренность в отношении Эмира верующих - одна из [важных] обязанностей веры ислама. Каждый муслим [должен] обязательно следовать ей в силу буквального смысла Корана, а противодействие [халифу] ведет к гневу великого Аллаха и его возмездию. [Он заявлял], что справедливость обнаруживается явно и ей необходимо подчиняться,. а ложь заранее обречена на поражение (л. 75б) и от нее должно отмежеваться. 'Вы помощники султана и его эмиры и [поэтому] скорее всех иных способны дать ему совет. Вы видите, как громогласно выступает он против Эмира верующих, как призывает к мятежу против него и как упорствует в беззаконии и во враждебности к нему в [самом] Багдаде. А Багдад - это жилище халифата (дар ал-хилафа), местопребывание непорочных имамов из семейства (ахл ал-баит) Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует! Земли его обширны, у него множество мамлюков, а его богатства - несметны. Если вы обратитесь к султану с речью, которая привела бы к его отходу от Багдада на этот раз, и он [сделает это], то заслужит расположение Эмира верующих и уверенность его в том, что [султан] служит ему. Тем {самым] султан достигнет своей цели, его просьбы найдут благосклонное отношение Эмира верующих,. и он возвысится у порога Аллаха - хвала ему! [А] Эмир верующих не перестанет одарять вас своим расположением.. Он всегда будет милостив к вам - где бы вы ни находились - поблизости или в отдалении. [А] если дело закончится тем, что султан захватит [с вашей помощью] Багдад и Ирак, у него после этого исчезнет нужда в вашей поддержке и вашем содействии, он [станет] обходиться без вас вы не будете нужны ему и раскаетесь в том, что вы совершили, а Эмир верующих тогда лишит вас навеки своего-благословения и Аллах подвергнет вас бедствиям и неудачам!'.

Эти слова, (л. 76а) сопровождавшие их молитвы и постоянные тайные подношения, подействовали на эмиров, После этого, как только султан хотел решить что-либо из [123] неотложных дел, эмиры стали препятствовать его намерениям [различными] способами, давая ему советы явно и ожесточенно сопротивляясь тайно. [Но] когда прибыл эмир Зайн ад-Дин "Али Кучюк и остановился с западной стороны Багдада, султан переправился к нему с группой своих приближенных, и они ежедневно [с утра] до захода солнца начали наступать на Багдад с двух сторон. И каждый раз Аллах помогал войскам Эмира верующих, охраняя и оберегая их под своей защитой.

Эмиры Хиллы из племени Бану Асад собрали большое сборище из пеших [воинов] и [разного] сброда своей страны и на 500 кораблях, с множеством припасов прибыли к Багдаду на службу к султану. Их предводителем был эмир "Али ибн Дубайс. С ним находился человек из рода его дяди [по отцу] по имени Хусн ал-Мутриб, и при них состоял астролог. Однажды они беседовали о предстоящем сражении и стали советоваться с астрологом о [времени], удобном для нападения. Астролог сказал Хусну ал-Мутрибу: 'Я вижу ,по твоей звезде, что если ты начнешь сражение завтра, то вступишь в Багдад. Если хочешь завязать сражение и намерен начинать бой, сделай это завтра!'.

Хусн ночью подготовил пеших воинов, построил отборных храбрецов и к утру был готов [к сражению]. Он посадил на суда множество знатных и почитаемых (л. 76б) сподвижников султана с оружием и снаряжением.

Ночью в Багдаде узнали, что они так [тщательно] подготовились и намерены упорно сражаться. Везир "Аун ад-Дин Йахйа Ибн Хубайра всю эту ночь не отлучался с берета Тигра, снаряжая корабли. До самого восхода солнца он размещал в них воинов-нефтеметателей (ан-наффатун), стрелков из стрелометов (ар-рамат би-л-джурух) и установленных [на судах?] катапульт ("аррадат ал-мансуба).

Когда жители Багдада увидели, что суда врагов отходят от [берега], начиная переправу, они выпустили в Тигр свои суда и пошли на абордаж. Между ними началась жестокая битва, продолжавшаяся от восхода солнца до заката. Сражение на Тигре закончилось тем, что большая часть воинов Хиллы и султанских войск была уничтожена на борту кораблей. Хусн ал-Мутриб был взят в плен. Были захвачены в плен многие его знатные сподвижники, сражавшиеся с большим упорством. Его сторонники разбежались, большинство его кораблей было захвачено. Некоторые их воины бросались в Тигр, пытаясь спастись: одним из них это удалось, а другие утонули.

Эмир Хусн ал-Мутриб был доставлен к везиру "Аун ад-Дину. Эмиру верующих ал-Муктафи ли-амри-ллаху сообщили о его деле, и он приказал распять эмира на мачте корабля, [124] на виду у лагеря султана, и эмир был казнен после истязаний.

(л. 77а) Война прекратилась на много дней. Владетель ал-Гаррафа и округов ал-Бата"их эмир Бадр ад-Дин ибн Музаффар ибн Хаммад, ибн Абу-л-Джабр, обязанный поставлять ежегодно определенное число воинов и вьючный скот, стал просить у имама ал-Муктафи ли-амри-ллаха уменьшить количество, которое он ежегодно поставлял. Он оправдывался тем, что имеющихся у него войск достаточно лишь для него самого и если их численность уменьшить, то это станет причиной слабости его собственных сил в войне с врагами. Везир "Аун ад-Дин Йахйа Ибн Хубайра воспротивился этому и сказал ему: 'Сейчас не время заниматься этим!'. И Бадр ад-Дин молчал, пока султан не прибыл к Багдаду. Тогда он обратился к нему и стал требовать у него то, чего раньше добивался у дивана халифата, и [заявил] также, что хочет прибыть на службу к султану. Тот разрешил ему [все] это и присоединил к его владению пограничные с ним местности, о чем был составлен указ (тауки") и отправлен ему вместе с утвержденными обязательствами и договорами.

Эмир Бадр ад-Дин ибн Музаффар стал готовиться [к войне] и собрал много воинов из племен ал-Гаррафа и области ал-Бата"их и свез суда из других областей Ирака. Он приказал городам ал-Гаррафа, Васита и его округов поставить [в виде повинности] корабли с установленным числом людей. Он ожидал несколько дней, пока все они не прибыли в Васит. В Васит были вызваны все начальники [округов] страны с кораблями (л. 77б) и снаряжением. К ним присоединился эмир Бадр ибн Мухаммад, и все они сошлись в Васите.

Когда весть об этом дошла до Эмира верующих ал-Муктафи, она причинила ему большую заботу, смутила и встревожила его. Он написал эмиру Бадр ад-Дину ибн Музаффару: 'Я снимаю с тебя то, что взимал в качестве хараджа, и увеличу выдаваемое тебе [жалованье]. Оставайся в своей области и не иди ни против нас, ни на [нашего] врага'. Его ответ был ответом болтливого, но лишенного разума араба: 'Я не сделаю этого до тех пор, пока мне не выдадут везира "Аун ад-Дина Йахью Ибн Хубайру, чтобы я покончил с ним, устранив его зло, бесчестье и вред!'.

Халиф тайно написал эмирам султана, посылая им при этом немалые деньги. Он писал им: 'Устранить это затруднение для вас легко. Вы должны сказать султану: 'Этот человек вырос на службе Эмира верующих и довольствовался его благодеяниями. Он - араб, и мы не уверены в том, что-между ним и Эмиром верующих не существует тайного сговора. [125] Он создает видимость того, что переходит к нам. А если он придет и приблизится к Багдаду, он [сам] войдет туда. Будет лучше предложить ему, чтобы он подошел к нам со стороны реки Сарсар 117. И если он прибудет к нам [с этой стороны], мы будем уверены, что избежим зла от его вступления в Багдад. Мы не достигнем цели, если он не подойдет со стороны реки Сарсар"'.

Эмиры явились к султану и дали ему этот совет, обратив его внимание на последствия опасностей, скрытых до сих пор. Они отправили к нему (Бадру) посла, сообщившего ему все это (л. 78а) от имени султана. Посол застал его в Дарзинджане 118 и от имени султана приказал ему подступить со стороны реки Сарсар. Он встал со своего места и ответил: 'Если я подступлю со стороны реки Сарсар, вы не воспользуетесь моим [приходом], и то, что я прибыл на султанскую службу, не окажет никакого действия. Я не смогу вести сражения за Багдад, которое было моей целью, а от подготовленных мной кораблей не будет никакой пользы'. Послы снова возразили ему: 'Как бы то ни было, необходимо, чтобы ты подошел со стороны реки Сарсар'. И эта его речь смутила их. Эмиры не прекращали [убеждать] султана до тех пор, пока тот не заставил его выступать со стороны реки Сарсар. Когда он подошел со стороны этой [реки], в Багдаде уверились, что вреда он не причинит, и стали готовиться к сражению с ним.

Из Багдада отправили письмо в Азербайджан эмиру Шамс ад-Дину Ил-Дегизу, прельщая его тем, что, если он двинет [свои] войска из Азербайджана в Ирак, султаном провозгласят малика Арслан-шаха - сына султана Тогрула. Малик Арслан-шах был сыном жены атабека Шамс ад-Дина Ил-Дегиза. У нее были от него сыновья - эмир Нусрат ад-Дин Мухаммад Джахан-Пахлаван и эмир Музаффар ад-Дин "Усман Кызыл Арслан.

Писали [из Багдада] и в Ирак эмиру Инанджу, соблазняя его владениями икта", которые он [мог бы] получить в областях Ирака.

Султанские эмиры стали уклоняться от сражения: они увидели, что время прошло и у них нет способа овладеть Багдадом. Они стали разъезжаться - каждый из них хотел вернуться к своим семьям и своим землям 119.

Когда эмир (л. 78б) Шамс ад-Дин Ил-Дегиз двинулся из Азербайджана в направлении Ирака, а эмир Инандж выступил из Хамадана, весть об этом дошла до султана, находившегося близ Багдада. Он держал совет с эмирами о том, как покончить с этим делом, и все сказали, что необходимо выехать из Багдада в Хамадан и оставаться там до тех пор, пока [султан] не освободится от атабека Шамс ад-Дина [126] Ил-Дегиэа и эмира Инанджа, а .потом можно будет возвратиться к Багдаду.

От западной стороны Багдада отступили войска Мосула, а от восточной стороны - войска Ирака. Они не смогли вывезти свои обозы и оставили их в Багдаде. Большая часть их была захвачена [багдадцами]. После этого попытки сельджукских султанов завладеть Багдадом прекратились 120.

Султан Мухаммад отправился в Хамадан и [стал] готовиться к походу на Азербайджан. В Азербайджане находился малик Сулайман-шах - сын султана Мухаммада Тапара, брат султана Мас"уда. Оттуда он выступил по направлению к Багдаду. Ему был присвоен лакаб ал-Малик ал-Мустаджир (Принц, просящий о помощи). С ним были спешно снаряжены все войска Багдада, и султан ал-Малик ал-Мустаджир Сулайман-шах ибн Мухаммад ибн Малик-шах ибн Алп-Арслан выступил из Багдада в Азербайджан. К нему присоединился атабек Шамс ад-Дин Ил-Дегиз с войсками Азербайджана и Аррана 121.

Султан Мухаммад ибн Махмуд ибн Мухаммад Тапар ибн Малик-шах ибн Алп-Арслан выступил из Хамадана, примирившись с эмиром Инанджем. Он утвердил Инанджа в (л. 79а) качестве владетеля Рея, призвал его к себе на службу и вместе с ним двинулся на Азербайджан.

Оба войска встретились в долине Аракса, близ Нахичевана. Армии бросились в битву и стали сражаться так жестоко, что в стычках разбивались клинки и небеса побагровели от пролитой крови. Мечи стали властвовать над телами, а копья - над сердцами героев, как сказал об этом ат-Танухи 122:

На поле битвы расположилась смерть и не уходит
с двух своих позиций, [хотя] взоры уже помутились.
С копья на копье стекает кровь: они своей длиной
сокращают продолжительность жизни.
И головы храбрецов разлетелись словно газели,
словно они - пыль, поднятая конницей.

И разгорелась битва от ударов острых мечей, степь запылала от стука подков коней. Мечи стремились к воинам так, что руки были не в состоянии удерживать их, не могли остановить копий, жаждавших [поразить] печень сражавшихся. [Войска] как будто собирали пищу для орлов и беркутов и заботились о падали для гиен и волков. Так они сражались, пока поле боя не заполнилось убитыми и цепи не были наложены на пленных.

Султан Мухаммад и его сподвижники были готовы стоять стойко и твердо, их цели и намерения [поэтому] оказались помеченными знаками победы. Если муж вынесет горечь [127] страданий, он вкусит радость благоприятного исхода, (л. 79б) Аллах увидел величие стойкости и терпения султана Мухаммада и одарил его радостью победы. Атабек Шамс ад-Дин Ил-Дегиз и все войска, бывшие с ним, были разгромлены, разбежались и блуждали по полям и равнинам, Султан Мухаммад захватил у них огромную добычу, большие сокровища и много денег 123.

Некоторое время султан пребывал в Нахичеване. Грузины прислали к нему послов, запросив у него мира, а он даровал желанный для них мир 124. Он оставался в Арране, пока не пришло сообщение от атабека Шамс ад-Дина Ил-Дегиза. Он писал: 'Я твой раб и мамлюк этого дома [государей]! Твой дядя Сулайман-шах присоединился ко мне раньше, чем прибыли твои победоносные знамена. [Я поступил так] из опасения навлечь на себя позор, оставив его без помощи. Люди стали бы говорить, что Сулайман-шах - брат его господина султана Мас"уда, да облечет его Аллах своим прощением, брошен на произвол судьбы. [Но] теперь уже ясно, что султан - один, и поэтому я отдаю ему поводья [управления] страной. Я буду первым {из тех], кто подчиняется тебе и входит в сообщество, [возглавляемое] тобой'.

Султан принял его извинения и, после того как взял с него обязательство и клятву в том, что он не будет противиться ему и будет действовать в согласии с ним, назначил-его правителем Аррана. Он принял все 125 условия .

Султан назначил правителем Азербайджана владетеля Мараги эмира Арслана ибн Ак-Сункура ал-Ахмадили и, укрепленный победой, возвратился в Хамадан. Он находился там, но намерен был вернуться (л. 80а) к Багдаду.

Что касается султана Сулайман-шаха, то он, выйдя из сражения, решил направиться в Багдад на службу к Эмиру верующих ал-Муктафи ли-амри-ллаху. Но ему воспрепятствовал предводитель войск Мосула эмир Зайн ад-Дин "Али Кучюк, перехвативший его у перевала Карабелли. Вместе с Сулайман-шахом он прибыл в Мосул, поместил его в крепости Мосула и написал об этом султану Мухаммаду. Султан приказал ему не стеснять Сулайман-шаха и хорошо обращаться с ним 126.

Султан ждал наступления весны, чтобы начать поход на Багдад. Но он заболел, болезнь одолела его, и он умер в Хамадане в 553 году 3г. Время его султаната составляет девять лет. Он был справедлив, вел достойный образ жизни и был очень сострадателен. Он не оставил после себя сына 127.

Когда весть о его смерти дошла до Эмира верующих ал-Муктафи ли-амри-ллаха, он сказал: 'Да смилостивится Аллах над Мухаммадом! Он был умным противником!'. [128]

Эмиры Ирака были вынуждены послать человека в Мосул и потребовать у эмира Зайн ад-Дина "Али Кучюка, чтобы тот прислал к ним малика Сулайман-шаха 128. Он проводил его из Мосула: перед ним несли покрывало, ему были выданы деньги и оружие, породистые кони, превосходные мулы, шатры и множество гулямов и еще многое другое, перечислять которое было бы долго. Вместе с ним он снарядил группу мосульских эмиров, во главе которых был вали крепости Мосула Сарим ад-Дин, и отправил их для службы [Сулайман-шаху] по пути в (л. 80б) Хамадан.

Когда он прибыл в Хамадан, к нему вышли эмиры согласно их степеням, торжественно встретили его и прошли перед ним. Они отдали ему узду управления их делами, усадили его на трон государства, выстроились перед ним, принесли ему присягу [в] верности, и он остался в Хамадане.

Между эмирами возникли разногласия, они стали выступать друг против друга, каждый хотел быть правителем и вершить дела 129.

Самым могущественным среди эмиров, самым знатным и дальновидным в отношении последствий дел и в управлении людьми был эмир Шараф ад-Дин Гурд-Базу ал-Хадим. Его связывала дружба, приятельские отношения и сердечное братство с атабеком Шамс ад-Дином Ил-Дегизом. Было известно, что оба они были мамлюками султана Гийас ад-Дина Мас"уда.

Гурд-Базу послал к нему в Азербайджан и, [дав] ему кое-какие обещания, стал подстрекать его низложить султана Сулайман-шаха ибн Мухаммада Тапара и вместо него посадить на трон государства султана Арслан-шаха ибн Тогрула ибн Мухаммада Тапара ибн Малик-шаха ибн Алп-Арслана. Он дал ему клятву и обязательство [действовать] в этом заодно с ним 130.

Атабек Шамс ад-Дин Ил-Дегиз двинулся из Азербайджана и вместе с ним выступил султан Арслан-шах ибн Тогрул, которого он снабдил сверх нужды конями, оружием, провизией и деньгами. Сам он стал его атабеком, его сын Нусрат ад-Дин Пахлаван стал амир ал-худжжаб, а другой сын - Музаффар ад-Дин Кызыл-Арслан стал амир ас-силах (командующим войсками). Он назначил (л. 81а) каждого из своих эмиров на какую-либо султанскую должность. Затем он двинулся на Хамадан.

Когда эмиры узнали, что эмир Шамс ад-Дин Ил-Дегиз прибывает в Хамадан, они поняли, что он делает это [не для себя], а действует только, чтобы удовлетворить других. И эмир Шараф ад-Дин Гурд-Базу ал-Хадим открыто отказался служить султану Сулайман-шаху. К Гурд-Базу собрались многие эмиры, а другие знатные эмиры разъехались. [Музаффар [129] ад-Дин Алп-Аргун] Ибн ал-Баздар уехал в свою область, эмир Инандж ушел в Рей, эмир Сатмаз ибн Каймаз ал-Харами - в Кум, а Ак-Куш - в Ардабил. Султан Сулайман-шах остался в Хамадане со своими личными слугами и гулямами 131.

Эмир Шараф ад-Дин Гурд-Базу ал-Хадим сел на коня и явился к султану Сулайман-шаху будто бы для службы. Он вошел к нему ночью, схватил его и, стянув его шею тетивой лука, задушил. Утром Сулайман-шаха нашли мертвым 132.

Когда эмир Шамс ад-Дин Ил-Дегиз приблизился к Хамадану, эмир Шараф ад-Дин Гурд-Базу ал-Хадим выехал ему навстречу со всеми эмирами и войсками, которые оставались с ним. Это был памятный день! Когда они приблизились к воротам Кушк ал-Джадида, эмир Шамс ад-Дин Ил-Дегиз, эмир Шараф ад-Дин Гурд-Базу и все эмиры Ирака и Аррана спешились и прошли перед султаном Арслан-шахом ибн Тогрулом, а затем вошли в Хамадан и усадили его на султанский трон 133.

(л. 81б) [ГЛАВА 37.]

Султан Арслан-шах ибн Тогрул ибн Мухаммад Тапар ибн Малик-шах ибн Алп-Арслан ибн Да"уд ибн Мика"ил ибн Селджук, Сподвижник Эмира верующих

[Эмиры] встали перед ним, и в тот день эмир Шамс ад-Дин Ил-Дегиз одарил богато украшенными почетными одеждами многих эмиров Ирака и Аррана. Каждому из них, согласно его положению, были выданы кони и мулы.

Султан Арслан-шах утвердился на престоле, а эмир Шамс ад-Дин Ил-Дегиз стал его атабеком и находился в Хамадане.

Что касается Инанджа, Ибн ал-Баздара, Сатмаза ибн Каймаза ал-Харами и Ак-Куша, то они изменили слову и решили, что не будут признавать ни атабека Шамс ад-Дина Ил-Дегиза, ни султана Арслан-шаха и не будут ступать на ковер перед ними [в знак подчинения].

Брат Арслан-шаха малик Мухаммад ибн Тогрул находился в Ширазе у атабека Сункура 134. Они послали к нему [человека] и потребовали, чтобы он отправил к ним малика Мухаммада ибн Тогрула 135. Атабек Сункур снарядил его в путь, снабдив всем необходимым, и послал с ним тысячу своих всадников. Они направились в Исфахан, где его должны встречать знатные эмиры, и они подготовились [к этому], расходовали много денег и собрали там много войск - в количестве [130] 20 тысяч всадников. После сборов они направились к Исфахану на службу к принцу Мухаммаду ибн Тогрулу и ждали, пока не подойдут войска Шираза. Отсюда все выступили с целью [овладеть] Хамаданом.

(л. 82а) Атабек Шамс ад-Дин Ил-Дегиз и эмир Шараф-ад-Дин Гурд-Базу ал-Хадим отправились вместе с султаном Арслан-шахом ибн Тогрулом.

Обе стороны встретились в 555 году 4а на лугу (маргзар) Кара-Тегин 136. Когда оба войска сблизились друг с другом, земля пошла ходуном, горы сдвинулись с места, звезды потускнели, а небо раскололось. Как только ряды каждого войска вступили в бой, завертелся жернов гибели и [стал перемалывать] обе стороны.

Левый фланг Инанджа атаковал правое крыло атабека Шамс ад-Дина Ил-Дегиза и нарушил его порядок, сдвинув его с места 137. Правый фланг [Инанджа], устояв против левого крыла Ил-Дегиза, стал наступать, как другие. Сам Инандж атаковал Ил-Дегиза с центра, но атака его была отбита, и он отошел назад. [И здесь] встретились Пахлаван ибн Ил-Дегиз и Инандж. Дочь Инанджа была замужем за Пахлаваном. Пахлаван ударил мечом по крупу коня Инанджа и воскликнул: 'Спасай свою душу, ибо если я захочу убить тебя, то убью!'.

Когда войска правого и левого флангов Ил-Дегиза увидели его стойкость и бегство Инанджа от него, они вернулись на свои рубежи. А воины Инанджа, увидев, что он бежит, стали отходить. Их стали преследовать сторонники Ил-Дегиза. Они ворвались в их ряды, и те позорно отступили, потеряв перед этим множество убитых. Воины атабека Ил-Дегиза преследовали отступавших. Никто из них не спасся, за исключением тех, кто ускакал, сбросив с себя оружие и кольчуги, (л. 82б) Воины Ил-Дегиза захватили у бежавших деньги, боевые машины, ценные вещи, количество которых невозможно было перечислить и описать. Их 'рассеяли руки Сабы', и каждый из эмиров отправился в свою страну 138.

Атабек Шамс ад-Дин Ил-Дегиз возвратился в Хамадан живым, здоровым и отягощенным добычей. В Хамадане была устроена роскошная иллюминация в его честь. Сделав [краткую] остановку в Хамадане, он отправился вслед за Инанджем, который был в Рее.

Когда Инандж узнал, что его преследуют, он покинул Рей и ушел оттуда в Бистам 139, где и остановился. Оттуда он написал хорезмшаху Ил-Арслану 140, что он ищет у него защиты и просит позволения войти в число его гулямов. Он дал ему понять, что если получит от него помощь войсками, [131] то, захватив Ирак, он включит его в число владений хорезмшаха и здесь будут осуществляться его власть и выполняться его веления.

Хорезмшах дал ему благоприятный ответ в самых любезных выражениях. Он поручил вали Дихистана в случае, если Инандж прибудет туда, вручить ему 30 тысяч динаров, чтобы восстановить нанесенный ему ущерб и предоставить ему убежище. Он приказал, чтобы Инандж оставался в Дихистане до тех пор, пока дела его не придут в порядок.

Он отправился туда и обосновался там.

Что касается атабека Ил-Дегиза, то после того как он завладел Реем, он добился от султана Арслан-шаха ибн Тогрула разрешения [управлять им] и передал его в качестве икта" своему сыну эмиру Нусрат ад-Дину Пахлавану.

Эмиры Ирака, которые были (л. 83а) с Инанджем, написали ему (Ил-Дегизу) письмо с просьбой о милости и прощении за их проступки и ошибки. Они писали, что если получат прощение от султана, то они, полагаясь на него, возвратятся на его службу, испытав раскаяние. Ведь их привел к тому, что они уклонились от службы, только страх перед эмиром Шараф ад-Дином Гурд-Базу 141, который своими действиями вынудил их оставить [службу]. Особенно повлияло на них то, что он много говорил об их правах и проявлял чрезмерность в [нарушении] равенства всех. Если султан определит их на службу, то они прекратят попирать права друг друга в отношении икта" и должностей: ведь [все] они мамлюки султана и мамлюки его отцов и дедов.

Султан и атабек Ил-Дегиз приняли их извинения и написали для них грамоты о прощении. Они прибыли в Хамадан на султанскую службу и находились на ней безотлучно, а харадж и доходы с их областей собирались [в казну].

Атабек Ил-Дегиз некоторое время находился в Ираке, а затем он решил вернуться в Азербайджан и Арран. Он так и поступил, а султан вместе с иракскими войсками остался в Ираке. Они находились в Саве 142, а атабек Ил-Дегиз - в стране Арран. Они вели переписку с грузинами и в письмах были порою близки к согласию, а порой - к ссоре 143.

Что касается Инанджа, то хорезмшах Ил-Арслан отправил (л. 83б) к нему большую часть своего войска и приказал провести весну в Джурджане 144, пока кони не будут откормлены, а затем двинуться в Ирак. Он назначил командиром войск Шамс ал-Мулка сына Хусайна "Аййар-бека - одного из карлукских эмиров и кочевников Мавераннахра. Его отец захватил Самарканд, а затем подвергся нападению кочевников хитаи. В сражении он был убит, а этот его сын бежал в Хорезм. Хорезмшах встретил его с честью и почетом, окружил его вниманием и милостью. Он выдал за него [132] свою сестру и сделал его командующим своих войск 145. Сакар-хан также был командующим части войск.

После того как их кони отъелись, хорезмшах Ил-Арслан отдал приказ [войскам] выступить в Ирак, и они двинулись [в путь].

Атабек Ил-Дегиз получил из Ирака письма, в которых сообщалось об их выступлении, и выступил им навстречу. Войска Инанджа достигли Рея до того, как прибыл атабек Ил-Дегиз, а оттуда поскакали в Саве, где уже были войска [Ирака]. Все иракские эмиры, как мы уже упоминали, были сторонниками Инанджа и вступили в сговор с атабеком Ил-Дегизом [лишь] для того, чтобы разбить союз хорезмийцев с Инанджем.

Однако произошло не так, [как они рассчитывали]. Султан и Пахлаван ибн Ил-Дегиз из-за задержки в пути Ил-Дегиза отошли и не вступили в битву. Эмиры Ирака твердо стояли против Инанджа и войск хорезмшаха Ил-Арслана и сражались с большим ожесточением. Когда же (л. 84а) они увидели, что султан уклонился [от сражения] и над ними нет власти, все они ушли на службу к султану, бросив все, что не смогли взять с собой - шатры и имущество. Все это попало в руки хорезмийцев и Инанджа 146.

Через пять дней сюда прибыл атабек Ил-Дегиз и сразу стал их преследовать. Они бежали от него в Рей, он продолжал преследование, и они, оставив Рей, бежали [дальше]. Они предложили Инанджу идти с ними, но он отказался от этого и заперся в крепости, которую сам укрепил 147.

Атабек Ил-Дегиз подошел к Рею и овладел городом. Инандж оставался в крепости четыре месяца день в день, и каждый день между обеими сторонами возобновлялось сражение. [Наконец] Инандж написал письмо и запросил у него мира. Везиром Инанджа был Са"д ад-Дин ал-Ашалл, и атабек Ил-Дегиз заявил: 'Я смогу добиться мира только с помощью Са"д ад-Дина ал-Ашалла'. А Инандж, сильно желая примирения, обратился к своему везиру и сказал ему: 'Выйди и послушай, что говорит этот человек, и сообщи мне об этом'.

Когда Са"д ад-Дин пошел в лагерь атабека Шамс ад-Дина Ил-Дегиза, тот пригласил его к себе, и они остались вдвоем без свидетелей. Ил-Дегизу принесли полный, в 30 частей Коран, и, поклявшись на нем от начальной и до заключительной [суры], он сказал: 'Никогда в жизни я не заключу с Инанджем перемирия!'. Он поклялся разводом, освобождением рабов, прочтением Корана, Ка"бой, милостыней и паломничеством [в Мекку] без обуви (л. 84б) в том, что никогда не согласится на мир с Инанджем. Он сказал ему: 'Поистине ты надеешься, что Инандж заключит со [133] мной мир и ты вместе с ним будешь находиться в Рее. Этого никогда не будет! Ты можешь выбрать из двух одно: либо ты останешься со своим господином на чужбине, и он и ты уцелеете, но ты будешь в этом случае терпеть убытки, лишения и бедность, либо ты должен вместе со мной принять меры для его уничтожения и остаться вместе с моим сыном Пахлаваном правителем при нем, обладающим властью над Реем, Исфаханом и Азербайджаном. Я даю тебе в этом клятвенные заверения. Ты обдумай это сам сегодня, завтра и послезавтра'.

Везир ответил ему: 'Я подумаю и вернусь к тебе [с ответом]'. Он встал и вышел от него, остался наедине и обдумал то, что услышал от атабека Ил-Дегиза. Он сказал самому себе: 'Мой господин осажден в крепости, и у него нет возможности выбраться из нее с войсками. Если он останется в ней, то будет обречен на подчинение и смерть. Если [даже] он сможет выйти из крепости, то сделает это только сам - никто его сопровождать не будет. Что может сделать для себя преследуемый и обреченный человек, чтобы возвратиться снова на свою родину и стать эмиром, как и раньше? Это невозможно, ибо перед ним стоит сильный враг, а дела его самого пошатнулись! Лучше будет, если я получу от атабека Ил-Дегиза то, что он мне обещал, а взамен выполню то, о чем он просил. Я должен войти в крепость к Инанджу и подстроить его гибель!'.

Он снова вошел к атабеку и сказал ему: 'Подтверди обязательством (л. 85а) то, что ты даруешь мне!'. Тот обещал ему это, а затем он сказал атабеку: 'Обяжись, что если я пообещаю что-либо кому-нибудь из сторонников Инанджа, который будет помогать мне в его уничтожении, то ты дашь ему обещанное мной, когда он придет к тебе'. И тот согласился на это.

Он пошел в крепость к Инанджу и сказал ему: 'Перемирие между тобой и атабеком Ил-Дегизом невозможно, он требует, чтобы ты вышел к нему, и он доставит тебя к султану. Ни на что другое он с тобой согласиться не может. Выбирай для себя одно: или выходи к нему, или оставайся в этой крепости'. [Сказав это], он вышел от него.

У Инанджа были тюркские гулямы, подобных которым не было ни у одного владетеля. Все они являлись к Са"д ад-Дину ал-Ашаллу, потому что не кто иной, как он, выдавал им жалованье (джамакийат) и предоставлял им то, в чем они нуждались, [покрывая] их расходы и другое. И вот к нему пришла группа эти гулямов. Они поели за его столом, а когда поднялись, чтобы уйти, он задержал троих из них - тех, кому доверял он и которые верили ему. Он сообщил им обо всем, что было [сказано] им и атабеком Ил-Дегизом, и [134] о заверениях, которые дал тот им. Он убедил их, что дела Инанджа не станут лучше и раз они пришли, то и им не сдобровать. 'Будет лучше, если они предпримут что-то для общего блага, коль скоро дела их господина пришли к упадку (л. 85б) и гибели'.

Он и эти трое решили войти к Инанджу, убить его, а затем пойти к атабеку Ил-Дегизу и получить по соглашению с ним то, что он обещал им через Са"д ад-Дина ал-Ашалла.

Они ушли от Са"д ад-Дина и стали ждать подходящего момента, чтобы покончить с ним. Инандж каждую ночь спал в одной из башен крепости. В одну из таких ночей он, как обычно, ушел в башню и находился там ночью. В ту ночь он выпил немного вина и [скоро] уснул на своей постели. Пришли те трое, и один из них вошел к Инанджу, спавшему на ложе, и ножом, который был при нем, убил его 148, закрыл покрывалом и вышел к своим друзьям. Затем они по стене спустились из крепости, пришли к войскам атабека Ил-Дегиза и потребовали у хаджибов, чтобы те пропустили их к атабеку Ил-Дегизу. Хаджибы сообщили о них атабеку, и он приказал пропустить их к нему.

Когда они вошли к нему, то напомнили о его обещании. Он сказал им: 'Я помню это, а что сделали вы?'. Они ответили: 'Мы убили нашего господина и пришли к тебе'. Он сказал: 'Ждите, пока не подтвердится сказанное вами'. Те согласились.

Буквально через час в крепости поднялись крики, и в ту, же ночь Са"д ад-Дин ал-Ашалл принес атабеку Ил-Дегизу весть о случившемся. Он наградил его (Са"д ад-Дина) почетными одеждами и отличил его высокой степенью.

Крепость была сдана с ее сокровищницами, оружием, конями, гулямами (л. 86а) и наложницами. Атабек отдал город в качестве икта" своему сыну Пахлавану. Са"д ад-Дин ал-Ашалл стал правителем (ал-хаким) города и управляющим всеми делами Пахлавана, сына атабека Ил-Дегиза. А [упомянутые] гулямы перешли на службу к Са"д ад-Дину.

Дела Са"д ад-Дина до самой его смерти шли благополучно и счастливо.

Этот Са"д ад-Дин в дни его службы Инанджу был самым суровым человеком, самым жестоким и грубым. А когда перешел на службу к Пахлавану, сыну атабека Ил-Дегиза, он стал очень жалостлив и милостив к бедным. До самой смерти следовал добрым путем, [поступал] хорошо и постоянно пользовался благосклонностью своего султана. И для атабека Ил-Дегиза стали свободны [от соперника] Ирак, Азербайджан, Арран 149. Он посылал в столицу халифата разнообразные дары и заявлял: 'Я - мамлюк государства Аббасидов! Я предпочитаю покорность и избегаю ослушания ему. Все [135] завоевания и победы, которые я одержал над врагами,- все они - благословение за мою благодарность государству Аббасидов, да укрепит его Аллах всевышний!'.

Затем он отправился в Исфахан и остался там. [Тамошний] атабек [Сункур] отошел к милости всевышнего Аллаха, и его место занял его брат эмир Занги. Ил-Дегиз призвал его на султанскую службу. А его брат Сункур, как мы упоминали об этом 150, поддерживал Инанджа и иракских эмиров. (л. 86б) И он отправил к ним султана Мухаммада ибн Тогрула, снарядив с ним войско.

Это помнил атабек Ил-Дегиз, но таил в своем сердце. Он хотел отомстить атабеку Сункуру, но случилось так, что тот умер. Когда весть об этом дошла до атабека Ил-Дегиза, он прочел стихи поэта:

О лев смерти! Ты спас его
из пасти злой львицы.
Жизнь могла бы успокоить меня [местью] ему,
но он укрепился в мире ином!

Эмир верующих ал-Муктафи ли-амри-ллах умер в начале раби" I 555 года 4б. Он был халифом в течение 24 лет, трех месяцев и десяти дней. Он прожил 66 лет без 28 дней. После него халифом стал его сын ал-Мустанджид би-ллах 151.