Предыдущая   На главную   Содержание
 
Ашхабадский Апокалипсис
 
Марат Гурт

Роковая ночь

События ночи с 5 на 6 октября 1948 года мирных жителей столицы Туркмении застигли врасплох. На спящий город с сокрушительной силой обрушилось землетрясение, силой 9-10 баллов по шкале Рихтера.
 
  
 
Десять секунд унесли десятки тысяч человеческих жизней. Силу тех подземных толчков приравнивают к взрыву сотен ядерных боеголовок, недалеко от города появились трещины в почве шириной в полметра. Прибывший на место бедствия, генерал И.Петров заметит, что подобное разрушение могло образоваться в том случае, если 500 бомбардировщиков сбрасывали бы круглосуточно на город авиабомбы в течение полугода. "Многие ашхабадцы и вправду подумали о начале третьей мировой войны", - вспоминает 60-летний Курбан Атаев, чудом спасшийся под руинами успев забраться под дубовый стол.

Уже сразу после роковой трагедии отмечалось, что с аналогами возникшей ситуации медицина не сталкивалась даже во время второй мировой войны. Останки человеческих тел, живых и мертвых оказались разбросанными на протяженной территории в радиусе 80 километров. Природа еще долгое время была безжалостна и к уцелевшим людям и к тем, кто прибыл их спасать. Подземные толчки повторялись, временами их сила достигала 4-5 баллов. 6 и 7 октября неожиданно пришли заморозки, сменившиеся 9 октября палящим солнцем в 35-37 градусов. Глаза проедала и разбушевавшаяся пыльная буря. Ашхабад погрузился во мрак, электростанция была выведена из строя. При операциях медикам приходилось использовать единственный прожектор, обнаруженный на аэродроме.

Особой выдержки требовало у врачей и то обстоятельство, что некоторые обезумевшие от горя и в страхе перед неизвестностью, родственники отказывались эвакуировать своих искалеченных близких. Дело дошло до того, что один из жителей открыл по лечебным бригадам огонь из ружья. Беда пришла и с неожиданной стороны. По иронии судьбы, стены местной тюрьмы придавили часть охраны, а около 300 заключенных оказались на свободе, которые облачившись в одежду погибших милиционеров, вооружившись пулеметом занялось откровенным мародерством. В целях самозащиты мирное население стало вооружаться, в ход шли охотничьи ружья и сабли - семейные реликвии. Ситуация оказалась под контролем властей лишь некоторое время спустя. Со страшного дня почти до самого Рождества в Ашхабад совершили "паломничество" и охотники до легкой наживы с соседних республик, всего около 800 человек, из них почти каждый восьмой был расстрелян органами правопорядка на месте преступления.

В те дни, перед туркменским руководством встал вопрос о судьбе Ашхабада. Предстояло выяснить, насколько реальна перспектива его скорейшего восстановления. Рассматривались варианты переноса столицы на побережье Амударьи или на берег Каспия. На этот шаг подталкивал и психологический настрой горожан. "Большие разрушения,( среди уцелевших оказался разве что Сбербанк и молитвенный дом бахаистов - М.Г) огромные человеческие жертвы, отсутствие жилищ - все это породило, - писал полковник К.Клычмурадов, - желание поскорее покинуть город".

Казалось бы, исключительность толчков подобной силы подтверждала уникальная мечеть в пригороде Аннау, простоявшая до ашхабадской помпеи пять веков, но стопроцентных гарантий не мог дать никто. Среди сельского населения близлежащих районов коммунисты принялись активно читать лекции о причинах землетрясения, с тем чтобы противопоставить интерпретацию мусульманских мулл о наступлении "конца света".

К тому времени известие о трагедии Ашхабада получило мировую огласку, о нем заговорили с трибун генеральной Ассамблеи ООН, где звучали предложения о срочной гуманитарной помощи. В то время, как говорят, активно муссировались слухи о предложении американцев восстановить Ашхабад за два года в районе Ак-тепе, недалеко от мест разрушения. Взамен они якобы просили освоение нефтяных промыслов Небит-Дага, на западе страны на тот же срок. В свою очередь, в западной прессе стали выдвигать свою версию, "Сталин под Ашхабадом испытывал атомную бомбу". На что последовала немедленная реакция Москвы.Противостояние в гонке "холодной войны" между США и СССР, обострившееся именно в этот период, не оставляет сомнений на тот счет, что вопрос о возрождении Ашхабада вышел за рамки социально-экономической проблемы и приобрел "внешнеполитическую значимость". Известно желание Иосифа Сталина "наглядно доказать преимущества советского общественного и государственного строя", так что все предложения мирового сообщества были отвергнуты. Уже 14 октября Сталин дал указание самостоятельно провести восстановительные работы, и во чтобы то ни стало - за три-четыре года.

В целом, на одной шестой части суши - ситуация была критической. Перовостепенно возрождалась европейская часть Советского Союза, наиболее пострадавшая от "молниеносного блицкрига" Адольфа Гитлера. Для плановой отчетности перед Кремлем при сооружении новостроек в туркменской столице то и дело жертвовали его качеством, о сейсмоустойчивости здесь речь практически не велась, за исключением разве что строительства зданий местного правительства и административных центров. Ашхабад долгое время не мог оправиться от последствий стихии, о чем напоминали целые кварталы временных ветхих строений, где десятки лет ютились тысячи и тысячи семей.Сегодня, когда столица независимого Туркменистана обрела качественно новый статус, как никогда важно, преображая ее, учитывать драматические уроки ашхабадской катастрофы полувековой давности.

Почему стихия застигла врасплох

Впервые серьезно проблему сейсмической опасности в Центральной Азии ученые стали изучать в конце прошлого столетия. Горных дел инженер Филипп Маевский, отправился на свой страх и риск изучать полностью разрушенный вследствии землетрясения город Кучан (Иран), расположенный вблизи туркменской границы. Изучив местность, он настойчиво советовал иранцам обустроить свой город на новом месте, в менее опасном районе. К нему прислушались. К неблагополучной зоне он отнес и Ашхабад. С 1893 по 1947 годы здесь было зарегистрировано около 22 землетрясений большой силы. По настоянию Маевского, в Закаспийской губернии Российской империи (территория нынешней Туркмении) в 1899 году были приняты нормы по анисейсмическому строительству, которые устанавливали ограничения в отношении этажности строений и их высоты.

Но уже через пару лет о них позабыли. Подземная буря, разрушившая до основания узбекский город Андижан в 1902 года в очередной раз напомнила, - природа шутить не любит. Как следствие, именно в Ашхабаде - центре Закаспия впервые в царской России принялись эксперементально использовать железобетон. В декабре 1948 года ленинградский архитектор Н.Баранов выступая на заседании мэрии заявил, - "причиной больших разрушений стали царские лачуги, а не здания советской эпохи". Эти слова на его совести. Практические все сооружения времен колониального периода в Ашхабаде, в их числе Воскресенский правословный собор, синагога и ряд мусульманских мечетей были разобраны и взорваны с "триумфальным шествием Советской власти". Сохранившееся с прошлого века здание Российского банка и резиденция губернатора в 1948 году испытание на прочность выдержали, большей частью строить на скорую руку и бесконтрольно стали после победы в Москве большевиков.

Ашхабад в этом смысле был не исключением, а скорее общим правилом. И в Алма-Ата, и в Бишкеке , и в Душанбе, находящихся в 9-балльной зоне, строительство преступно велось с нормативным расчетом на несколько баллов ниже. Однако в Туркмении - дело обстояло хуже всего , и в сороковые годы здесь намечалась масштабная реконструкция и снос опасных жилищ. Однако объявленная Гитлером война поставила на всем этом крест.

Нельзя отменить землетрясения, можно их предупредить

Жителям Туркмении издавна знакомо ощущение когда из под ног уходит земля. Предки туркмен верили, что Аллах прогневавшись за неправедные дела на шайтана заточил того в подземную темницу. И вот, с тех пор на протяжении веков узник безуспешно пытается вырваться из своего вечного заточения. Все же его неимоверные усилия и приводят к земным потрясениям, время от времени нарушающим людской покой.

Археологические раскопки, проводившиеся неподалеку от Ашхабада в районах селений Ак-Тепе и Старой Нисы подвердили гипотезу о том, что здесь и в древности случались сильные землетрясения. Одно из них датируется вторым тысячилетием до нашей эры, другое началом нашей эры. О сейсмоактивности ашхабадской зоны в более поздний период, в 12 веке говорит "Книга украшений известий" (Зейн-ал-Хабар) некоего Абу-Саид-Абул-Хайн ибн Махмуда Гардизи.

На туркменской земле всегда пытались противостоять грозной стихии. Об этом говорят места расселения, - они сосредоточены у склонов горной цепи Копет-Дага. Исследования показали, что сейсмичность предгорной части на один-два балла ниже низинной. "...Древними было замечено, - писал русский географ Д. Анучин в начале века, - что есть места, которые обходятся землетрясениями, хотя и лежат в их плоскости, и наоборот - другие, которые подвергаются им особенно часто и сильно. Твердые горные породы представляют более гарантий безопасности, чем рыхлые, но особенно опасными являются слои глин, песков, лежащих на плотном каменистом основаниии... Горы иногда являются преградой для распостраняющейся колебательной волны, которая может даже отражаться от них и возвращаться вспять..."

Веками у туркмен существует уникальная ирригационная система - кяризы. С тем, чтобы помочь воде, скапливавшейся в предгорьях, спуститься на низменные оазисы, люди прорывали под землей тоннели длиной до... четырех километров, выводя в промежутках на поверхность колодцы...И это на взгляд Анучина, на пользу: "древние верили, что местности изобилующие колодцами представляют наилучшее убежище при землетрясении". И в этом они не ошиблись.

Знали наши предки и о уникальном даре животного мира, - предчувствовать подземную бурю. Накануне землетрясения в 1948 году, за секунды уничтожившего Ашхабад, аксакалы с далеких аулов загодя оповестили мэра о грозящей беде: "с часу на час начнется землетрясение, - говорили они, так как змеи и ящерицы вышли из своих нор". Чиновник на это скептически пожал плечами.

Известно, что на Востоке архитектура, как правило округленная и увенчана куполом. И этому, есть свое обоснование. Ведь у обычных прямоугольных зданий при толчках, самое уязвимое место, это углы. А у мусульманской мечети, как мы знаем, их попросту нет. Ашхабадский архитектор Ф. Селенков в свое время подчеркнул для себя другой феномен - он спроектировал экспериментальный дом, передающий нагрузку основанию с помощью пружины. В случае землетрясения вся конструкция равномерно колеблется вокруг своего центра тяжести. Мечети строились аналогично, только пружины в них заменяла прокладка из осоки. О прочности можно судить хотя бы по тому факту, что разрушенная в сорок восьмом мечеть в Аннау, простояла до этого целых пять веков.

N.B //воспоминания очевидца
http://www.scgis.ru/russian/cp1251/dgggms/2-98/fedorov.htm#pic1
http://www.scgis.ru/russian/cp1251/dgggms/2-98/nikonov1.htm

//знание-сила. хроника ашхабадской катастрофы
http://znanie-sila.ru/online/issue2print_260.html