Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
На Востоке без ума от Македонского
 
Марат Гурт
 
  
 

Со дня основания (331 год до нашей эры) второго по величине в Египте города Александрии его горожане гордятся тем, что основателем их мегаполиса был никто иной, как Александр Македонский. В пылу горячей преданности к его одиозной персоне у них и родилась навязчивая идея - устроить "пир на весь мир" с участием предствителей всех городов и сел, носящих имя их обожаемого кумира. Приглашения были разосланы в Турцию, Пакистан, Афганистан и даже США и Канаду. Туркмении в этом списке не оказалось, что говорит о весьма смутных познаниях египтян в области исторической географии. А неподалеку от Ашхабада, на станции Искандер, (так величают греческого царя на Востоке) на это, говорят, очень сильно обиделись. Ну да Бог с ним, с этим торжеством, поговорим лучше о его "виновнике".


Окажись вы в 336 году до нашей эры в городе Эфес (Малая Азия), возможно, в один из вечеров и до вас донесся бы отчаянный вопль эфесцев, ставших свидетелями очевидного, как им тогда казалось "конца света".
 
  
 
Язык пламени молниеносно пожирал их святыню, строившуюся 120 лет, одну из семи чудес света - великолепный храм Артемиды.Устроив дикий поджег, так решил обессмертить свое имя, сраженный пылким честолюбием Герострат. По иронии ли судьбы, но, согласно притче, в то самое мгновение, когда от божественного святилища осталось одно пепелище, на свет божий и уродился будущий покоритель двух цивилизаций - Александр Македонский. По мнению грека Плутарха, ""богиня была слишком занята заботой о рождении Александра, чтобы спасти храм".

"Он был был таким дивным явлением, величие его было так ослепительно, - восклицает историк Вебер, - что очень скоро история его жизни стала похожа на легенду. Гибкость ума, стратегическая проницательность, решительность и уверенность в победе, - соединялись в нем с личной храбростью и неутомимой деятельностью, таланты великого полководца и правителя с блестящей отвагой воина; его личность очаровывает возвышенным энтузиазмом, благородной любовью к знанию и окружена ореолом непрерывного счастья и молодости...В его натуре жила любовь к приключениям, он мог позволить себе роскошь считать далекое близким, трудное легким; его влекло все новое, удивительное; восхищаясь миром гомеровских героев, он хотел его воскресить..".

"Проклятым лаврам" Герострата не сравниться с венком восхвалений в адрес молодого эллина, прожившего 32 года и восемь месяцев и успевшего посягнуть на свободу целых народов и государств. Вот уж действительно кто любил славу! Имя его связывают даже с теми местами, где едва ли случалось ему гарцевать на свом легендарном Буцефале (утверждают, что конь был ахалтекинцем). "Он брал в поход, - вспоминает Плутарх, - все то, что дает наибольшую надежду на успех: благочестие по отношению к богам, простоту, умеренность, веселое расположение духа с презрением к смерти, спокойную обдуманность и быстроту в действиях, славолюбие и твердую волю в исполнение того, что он считал справедливым".

Наследные вельможи мелких ханств, лежавших по бассейну Амударьи, отделявших Афганистан и Индию от Бухары, искренне были убеждены в своем происхождении от великого царя Искандера. Туркменское племя нохурлинцев увязывает свои родовые корни с македонским воинством. Таджики почитают его как пророка, кыргызы - как властителя двух миров, земного и потустороннего. Есть мнение, что и древний Мерв под именем Александрия Маргианская был заложен тоже им, Александром. Тот же Плутарх говорит, что "он ни только ни разу не был побежден врагами, но даже оказывался сильнее пространства и времени, это поощряло его и увлекало на осуществление еще более дерзких планов".

В священном писании мусульман личность Александра была прочно зафиксирована и освящена в образе Зу-Л-Карнайна. Посредством религиозного авторитета Корана это имя, означающее "Двургогий" прочно распостранилось по миру, где утвердилось учение Мухаммеда. В одном из ценных толкований Корана "Рухуль-Байане" приводится несколько версий происхождения столь необычного, на первый взгляд, прозвища: - будто-бы рога в виде полумесяца украшали корону Александра, или вроде как косы царя зачастую были свиты наподобие рогов. Берется на заметку то, что в его образе воедино слились мистика и реальность, а во время его правления сменилось фактически два поколения. Утверждается, что первым чалму надел именно он, опять же чтобы скрыть отсросшие на голове рога.

А между тем, если верить греческим летописцам Геродоту, Арриану, Страбону, Курцию, Диодору, Плутарху, Юстину, то ключ к разгадке так называемой "двурогости" предельно прост. Александр, уверовавший в божественность своего происхождения, отправился в Ливийский оазис, к древнему храму Амона, которого эллины отождествляли с Зевсом-Гелиосом. До него у знаменитого оракула побывали восхитительная царица Семирамида и сказочно богатый Крез. Изъявление покорности египетских жрецов выразилось в их "видении" Александра на небосклоне триумфа и подтверждении святости духа его и тела. Во время пышных торжеств ему надели венок из трех тысяч золотых монет, плащ, обувь и рога Амона, и вот так запросто объявили сыном этого божества. Впоследствии, преемники - Птолемей и Лисимах, стали чеканить на своих монетах профиль своего покровителя уже с наличием "двурогости".

На Востоке у Александра было еще одно прозвище: тюркские племена называли его Джульк-Карын, типа "напившийся вдоволь..".Читая подробные описания "О походе Александра Великого на Восток" Квинта Курция можно догадываться, что же послужило причиной для появления еще более загадочного имени. В них обрисована страшная картина истомления александровых воинов от зноя и жажды, и их злосчастный поход по раскаленным пескам Каракумов. Они выпили все вино и даже масло, которое нашлось в обозе, а добравшись до реки Окс (Амударья), многие из них допились до того, что тут же умерли и будто "погибло таким образом более людей, чем в какой-либо из александровских битв". Македонского даже в именах сопровождала мистика: Зу-Л-Карнайн и Джульк-Карын?! И если первое олицетворяло зенит славы полководца, то второе - гарантировало ему полнейший крах - гигантская имерия "греческого бога" не намного пережила своего основателя и практически сразу же развалилась словно карточный домик.