Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Ашхабад - колыбель Веры Бахаи
 
 
  
 


Марат Гурт

Некогда по тропам Туркмении странствовал Заратуштра. Поборники Христа пришли сюда за семь веков до крещения Руси. Правоверные мусульмане из Аравии впервые в Центральной Азии появились здесь же, в ослепительном тогда Мерве. Пращуры туркмен, не отвергая сути всех этих вероучений, в своих воззрениях оставались своевольными, а если и принимали иные толки, то весьма условно. Во всяком случае, как не раз подмечали путники издалека, "фанатическим этот народ никак не назовешь".

И наконец, самая юная религия мира, вера Бахаи, мечтающая помирить все духовные конфессии под единым лоном Разума, делала свои первые шаги более ста лет назад в Ашхабаде. И именно здесь община бахаистов после неисчеслимых гонений отовсюду обрела "спокойствие духа".

По вере Бахаи, все пророки всех религий признаны Великими Посланниками от одного для всех Бога, являвшимися в разное время с одной целью - вести Человека по ступеням исторического бытия к вершинам духовного совершенства. Символично, что двери Дома Поклонения открыты круглые сутки всем, независимо от пола, цвета лица и вероисповедания, ибо как говорил их духовный отец Баха-Улла, "все мы плоды одного дерева и листья одной ветви". В это сегодня верят более шести миллионов "бьющихся сердец". На вопрос, кто может назвать себя бахаи, преемник пророка Абдула-Баха как-то заметил:.
"Быть бахаи - значит любить весь свет". По его заповедям, истинная цивилизация состоится в том случае, если "Запад воспользуется духовным сиянием Востока, а взамен наделит восточный мир своими достижениями науки и техники", то есть восполнит то, чего не хватает каждому из них.

21 апреля 1863 года отпрыск одной из самых именитых семей Тегерана - Мирза Али Хуссейн, сосланный шиитским духовенством за приверженность демократическим идеям в пригород Багдада, извещает единомышленников о своем озарении, ниспосланном свыше, - говорить устами Бога. Признание и положило начало новой религии мира - вере Бахаи. Новоявленный пророк, назвавший себя Баха-Улла (Блеск божий) призывает всех сменить свой бунтарский пыл на миротворческий дух. Разослал он свои послания и сильным мира сего. Спустя 20 лет, когда число его приверженцев, достигнет миллиона, некий Мир Сейид Мохсен Афнан по личной просьбе пророка берется за поиск города, который мог бы стать колыбелью для только что зародившейся веры. По его же совету, Мир Сейид держит путь в Асхабад, (прежнее название Ашхабада) - центр Закаспийской области Российской империи.

После покорения туркменской вольницы русским царем Асхабад, избранный резиденцией губернатора Закаспия, начинал только обустраиваться и мог похвастаться разве что своими пыльными и ухабистыми проселками. Узнав от своего посланника о тамошних нравах, Баха-Улла дал добро, его привлекла веротерпимость как со стороны коренных жителей - туркмен, так и со стороны русских колонистов. Кроме того, одно из толкований слова Асхабад его особенно тронуло, впредь во всех своих посланиях он зовет ее "обителью любви".

Умиротворенность бахаи, поселившихся здесь после благословения, была омрачена исключительным по жестокости убийством старейшины общины Мухаммеда Реза Исфагани. 72-летнего старца убили на глазах у всего честного народа и полицейского служителя двое шиитов, нанеся ему 42 ножевых ранения. Фанаты с чувством исполненного долга тут же отдали себя в руки правосудия, военный суд приговорит их к смертной казни. Бахаи вздохнули спокойнее и стали благословлять тот край, где впервые признали их человеческое право на жизнь. А фанатиков по просьбе общины помиловали, и мера наказания была изменена: убийц отправили в Сибирь. Этого следовало ожидать. "Если побежденный простит, более того, если он использует способ, обратный тому, который избрали против него, тогда его поступок достоин похвалы", - этому учит эта вера. Сам Баха-Улла по этому случаю направил из города Акка (владение турецкого султана) свои хвалебные послания ко всем бахаи мира и отдельно - к бахаи Асхабада: "О Друзья мои, знайте место того, кто помог вам и постановил среди вас приговор по чистой справедливости".

С первых же дней пребывания на туркменской земле бахаи занимал вопрос о сооружении своего первого молитвенного дома. 10 октября 1902 года при закладке первого камня собственной персоной присутствовал губернатор Закаспия Д. Субботич и это надо признать, мало кого удивило. Лояльность генерал-лейтенанта к религиозным нуждам была у всех на устах. При нем только при Асхабадском уезде официально значились 76 мусульманских мечетей, 11 русско-православных, две римско-католические, две армяно-григорианские, одна евангелиево-лютеранская церковь и одна синагога. Время шло, а строительство храма бахаи затягивалось. Не хватало денег?! Если бы только это. Медвежью услугу оказал один русский инженер, заявивший, что фундамент непрочен и и высотной постройки как пить дать не выдержит. Позже, комиссия даст опровержение, как выяснилось, незадачливый мастер ревностно следил за "приоритетом" в городе строящегося православного храма - не дай бог, бахаистский будет выше.

После октябрьского переворота в 1917 году бахаистов вновь заклинают - зря, мол, достраиваете, к власти пришли безбожники. Они камня на камне не оставят от вашей первой жемчужины. Как в воду глядели, их предсказания осуществятся несколько лет спустя. А пока, к радости четырехтысячной общины освящение Дома Поклонения все-же состоялось. Старожилы вспоминают, что делегированным бахаи удалось попасть на прием к "вождю мирового пролетариата" и якобы, Ленин ознакомившись с основами веры Бахаи заметил: - это в принципе то, к чему мы тоже стремимся. Получив "зеленый свет", асхабадские бахаи решились официально издать первое в истории этого учения печатное издание "Солнце Востока". Однако, в 20-30 годы, на одной шестой части света пробудился "воинствующий атеизм", не миновала чаша сия и служителей бахаи. На первом всесоюзном партсовещании по антирелигиозной пропаганде на Среднем Востоке в декабре 1929 года заговорили об отсутствии "марксистской литературы о "бехаизме" (искаженное название веры Бахаи). В ашхабадском кинотеатре "Гигант" нередкими стали агитлекции "Бехаизм, Христос и Революция", на которых вся суть веры сводилась к одному тезису: "приспособленческая диалектика как средство одурманивания трудящихся, эксплуатации ради". А в самом молитвенном доме разместился Государственный музей изобразительных искусств Туркменской Советской Социалистической Республики.

В ночь с 5 на 6 октября 1948 года в Ашхабаде произошло мощное землетрясение, сила которого приравнивалась к взрыву сотен ядерных боеголовок. Среди груды развалин особняком стоял Дом Поклонения. Правда, разломались и упали минареты, фланкировавшие портал. Глядя на их обломки, бахаи недвусмысленно кивнули - знать, на то воля божья. Дело в том, что, воздвигая в свое время эти башни, они тем самым отошли от буквы Китаб-иАгдас" (Священнейшей книги).
Ведь у бахаи принято молиться по зову внутреннего голоса, а значит, и нет особой нужды в том, чтобы муэдзин бархатным напевом своего голоса зазывал к молитве.

О срочном восстановлении "музея", на фоне почти полностью разрушенного города не могло быть и речи. Только десять лет спустя, местная община предложила возродить Дом своими руками, чтобы отдать его, теперь уже с божьей милостью, Советской власти. Реакции не последовало. Тогда тревогу забили американские бахаисты, просившие продать им первую святыню веры (вторую построили на берегу озера Мичиган) на вечное пользование с тем, чтобы они могли ее разобрать и перевезти по частям к себе, за океан. Для кого-то "безнадежным" показался и этот вариант. В 1963 году, готовясь к приезду советского генсека Никиты Хрущева, градоначальники, подложив под фундамент Дома тротил, сами принялись за "реставрацию". Монолит, выдержавший страшную катастрофу в 1948 году, принялись валить, как обветшалую, ни к чему не пригодную лачугу.

Когда для бахаи настали "черные дни" при большевиках, внук пророка Шоги Эффенди 23 января 1923 года прислал ашхабадским собратьям свое озаренное письмо: "нет сомнения в том, что придет день, когда те самые люди, что сегодня оказались вовлеченными в разрушение оснований Веры в Бога и в развитие беспочвенной материалистической доктрины, поднимутся и своею же рукой погасят пламя смятения. Они сметут всю структуру необузданного безбожия и ревностно, с невиданной энергией примутся заглаживать свои былые ошибки".

Nota bene:история бахаи
http://bahaigor.narod.ru/hys_russ.htm
http://www.orient.pu.ru/bazilenko.htm