Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Жестокий и славный султан
 
Марат Гурт

 
  
 


По зороастрийскому писанию "Авеста", древнему Мерву, руины которого сохранились вблизи Байрам-Али принадлежал третий, вслед за городами Балх и Герат, рог изобилия. В IV веке христиане-несторианцы, утвердили в нем епископию, преобразованную после в метрополию. При правлении Аль-Мамуна, сына легендарного Гарун-ал-Рашида прославленного в "Тысяча и одной ночи", Мерв был объявлен административным центром Арабского Халифата. Летописцы не скупились на яркие эпитеты, называя его "душой царя","матерью городов Хорасана", и наконец "городом, на котором держится Вселенная". До сих пор поражает воображение мавзолей султана Санджара Дар-ал-ахира, - "Потусторонний мир", благодаря которому с его именем и связывают былой расцвет Великой империи Сельджукидов.

 
  
 

Санджар-ибн-Мелик-шах-ибн-Али-Арслан-Муиз-ад-дин-Абу-л-х-арис "на свет божий" явился в 1086 году на древней земле Ирака в городе Синджар, ранее завоеванной его воинственными праотцами.Атрибутами власти Санджар был избалован с малых лет. Заполучив в свое ведение Хорасан, в 12 лет от роду он приказал выколоть глаза одному из опальных эмиров. В 15 - поднял меч на своего брата Беркийарука, могущественного царя империи. А в 18 с треском разгромил воинство Караханидов. С 30-летнего возраста Санджар безраздельно правит всей империей Сельджуков, владея бескрайними просторами и великими умами, от Амударьи до Средиземного моря. Своей великодержавной столицей он провозгласил Мерв.

В те времена, в султанской обсерватории творил Омар Хайям, знаменитый поэт и гениальный математик. Уроженец Мерва, и крупный историк XII века ас-Самани, автор "Истории Мерва" в 20 томах и "Истории Багдада" в 15 томах. В словаре историка Йакута упомянута библиотека Атика ибн Абу-Бекра, насчитывавшая 120 тысяч томов, причем ее владелец был простым торговцем ароматических трав. Говорят, со временем он столь близко вошел в доверие Санджара, что тот наградил его отменно, назначив своим кравчим - высокая честь при дворце. Боязнь быть отравленным заставляла "сильных мира сего" быть особенно разборчивыми при выборе виночерпия. В честь султана Санджара читали прововедь в священных мечетях багдадского халифа. До небес возносит своего султана Ибн-ал-Асир."Он был сильным, благородным, ласковым с поданными, страна была в его время в безопасности", - пишет он.

Еще при жизни Санджар позаботился о своем "бессмертии". В сердце своей столицы он приказал воздвигнуть мавзолей Дар-ал-ахира. Известен и его создатель - зодчий Мухаммед сын Атсыза из Серахса.Особую уникальность этому почти 40-метровому средневековому небоскребу придает его легендарный купол, возведенный из двух тонких кирпичных оболочек. Лишь три столетия спустя гений эпохи Возрождения итальянец Филиппе Бруннелески приблизится к схожей идее при перекрытии соборного свода Санта Мария де Фиори в далекой Флоренции.

 
  
 


Экскурсоводы любят повторять: "мервским чудом" мир обязан луноликой диве, с ума сводившей любвеобильного султана. Сгорая от жара любви, Санджар однажды предложил ей руку и сердце. Небесная пэри, решив испытать его чувства, поставила три условия: первое - он не смел подглядывать за тем, как она расчесывается. Второе - Боже упаси, если он взглянет на ее ноги. И третье - чтобы ни под каким предлогом не лез обниматься. Только и всего?! Санджар, дав слово, вскоре исправно его и нарушил (султан все-таки!). Но...что он видит! Возлюбленная стала расчесывать золотой гребенкой волосы, предварительно сняв свою драгоценнейшую голову. В другой раз - уставившись на ее стопы, он заметил, что не ходит она вовсе, а парит над землей. И наконец, при случае, заключив ее в объятья, ему уж совсем стало не по себе - плоть ее оказалась без костей.

Развязка такова: оскорбленная фея улетела, а наш герой пустил скупую слезу. Перед разлукой, она успела молвить: хочешь мира, построй под небосводом сказочной красоты здание, голубой купол котого был бы виден на расстоянии дня пути. И вели оставить в нем проем, куда я и буду являться к тебе на рандеву каждую святую пятницу. На сей раз доблестный рыцарь данное слово сдержал.

Султан Санджар стал символом долголетнего правления, однако время неумолимо. Серые будни приходят на смену звездным мгновениям. Десятилетиями Санджар был грозой соседей, но чем больше он завоевывал стран, тем меньше у него оставалось шансов и сил управлять ими. Хорезмшах Атсыз, служивший ему верой и правдой десять лет, настолько окреп и стал самоуверен, что с тихого благословения багдадского халифа заявил: "Санджар теперь мне не указ". Его примеру последовали кара-хитаи. Санджар в гневе пригрозил их гюр-хану:"Знаешь ли ты, что мои воины стрелой рассекают волос на две части ?". В ответ гюр-хан, приказал обрить сельджукскому послу бороду и потребовал, чтобы тот проткнул иглой хоть один волосок. После неудачной попытки, он съязвил:" как же остальные могут рассечь волосок стрелой, если твой вельможа не в состоянии проткнуть его иглой?". Таков был его дерзкий вызов.

Бой произошел близ Самарканда, в пустыне Катаван, 5 сафара 536 года хиджры или 9 сентября 1141 года. На старости лет... великий Санджар потерпел свое первое крупное поражение. Армия султана была наголову разбита, а ему самому удалось бежать только с шестью всадниками. Лишь в одном ущелье Даргам полегло десять тысяч воинов-сельджуков. Но то был еще не конец. То был лишь закат "живой славы". 3акат же власти и могущества подстерегал его в собственном государстве.
Причину крушения блистательной империи, средневековый историк Имамад-дин-Исфахани видит в том, что "к почитаемым стали относиться с пренебрежением, а к легкомысленным - с почтением..."

Свои счеты по отношению к "непреклонным туркменам", как пишет русский историк В.Бартольд имел султанский сборщик налогов эмир Кумач, он и вывел Санджара на тропу войны с "собственным народом". Султан верил, что ограждение сильных от обиды слабых еще более необходимо, чем защита слабых от произвола сильных. Ибо, по его словам, "оскорбление слабых сильными - только несправедливость, тогда как оскорбление сильных слабыми и несправедливость, и позор..."

 
  
 


Санджар разжег в себе огонь и выступил, - как описывает драму тех лет Исфахани," с отрядом, подобным морю, вышедшему из берегов, и любовной ночи, не имеющей конца". Туркмены, признав, какая беда на них может обрушиться , пытались задобрить султана, предложив ему 50 тысяч верблюдов и скакунов, 200 тысяч архаровцев и годовой харадж. Санджар был непреклонен. Тогда верноподанные стали дожидаться покрова ночи и "окружили его как ресницы окружают зрачок". В течение трех лет султан был их пленником. По ночам царственную особу содержали в железной клетке, не особо церемонились, но на трон изредка все же усаживали.

"Он бежал, попал в Термез, где стал точить меч намерений, но там его застигла стрела рока", - пишет Исфахани. Кстати, слово "санджар" в туркменском языке имеет два значения: как "пронизывающий копьем" и ... "колики", страдая от которых по странному совпадению, и завершил на 71 году свой земной путь этот жестокий и славный султан.