Предыдущая   На главную   Содержание
 
Пресс-ОбоЗрение
 
 
  
 


Поздравление влюбленным
Свадебный ритуал

А.Байрамова
Газета Нейтральный Туркменистан. 08.07.02


Свадебный ритуал - один из наиболее торжественных и ярких обрядов туркменского народа.Что касается традиционной туркменской свадьбы, то она во все времена представляла собой яркий многолюдный праздник, в котором нашли отражение различные стороны семейного и общественного уклада жизни, мировоззрение и историко-правовые знания людей, формы взаимоотношений между ними.
 
  
 

Формирование новой свадебной обрядности в современных условиях не предполагает отказа от традиционных форм. Национальные обычаи и обряды, вносящие разнообразие, красочность в современный быт и сохраняющие важное воспитательное значение, являющие собой целый комплекс этических норм, стали незаменимым компонентом культуры нации в целом.
В процессе социальных, экономических и культурных изменений, произошедших за годы независимости в нашей стране, многие возрожденные обряды и обычаи обрели новое звучание и, утратив некоторые условности, обогатили свое традиционное содержание.Отличительная особенность сегодняшнего брака у туркмен - взаимная договоренность молодых людей, а сговор и сватовство носят только формальный характер, хотя и считаются обязательными. Цикл обычаев и обрядов, связанных с приготовлением к свадьбе, выводом невесты из родного дома и приходом в дом жениха, носит развлекательно-игровой характер, чем очень привлекает нынешнюю молодежь, которая с удовольствием включает его в торжественное оформление брака.

Брачный обряд у туркмен называется ника (от арабского никах). В нем нашли отражение и религиозные верования, и древние магические представления народа, которые в наши дни, утратив первоначальное значение и актуальность, приобрели символический смысл. Сегодня свадебный обряд совершается после регистрации брака в загсе.

И если невеста в день бракосочетания присутствует на торжественной церемонии в пышном белом платье, то на следующий день - 'gelin aljy' ее забирают из родительского дома в традиционном костюме, который специально сохраняется в семье. Сегодня стало традицией приглашать подруг невесты на девичьи вечеринки. В связи с этим исчез и обычай, когда невесте 'полагалось' грустить и плакать в последний день незамужней жизни в доме родителей. Девушки поют, шутят, обсуждают свадебный наряд и прическу невесты, делают последние приготовления.

В давние времена свадебное шествие представляло собой один из самых ярких моментов церемонии. Торжественная процессия красочно оформлялась, на сбруи лошадей вешали звенящие бубенцы, платки. Девушки и женщины восседали на верблюдах, украшенных великолепными коврами. Сегодня свадебный поезд состоит из легковых автомашин, причем количество их должно быть четным. Машина, в которой едет невеста, украшается более пышно, чем остальные.

Каждый день заключаются браки, рождаются новые семьи. Родные и друзья желают новобрачным счастья и благополучия. Как говорят в народе, счастье в семейной жизни приходит сразу или никогда. Бракосочетание - не просто торжественная церемония, когда официально регистрируется союз двух людей, это праздник соединения двух душ. Каким он останется в памяти супругов, зависит от них самих и от их желания дать друг другу как можно больше радости, тепла, доверия и уважения.

Сегодня молодые вступают в брак под марш Мендельсона, символом их любви и верности уже давно стали обручальные кольца, вошедшие в современный свадебный обряд как незаменимый атрибут. Но надо сказать, что молодожены, следуя современной моде и отдавая в то же время дань уважения старинным традициям, стремятся, чтобы свадебный обряд в наши дни сочетал и традиции, и новизну.

Так, например, когда невеста выбирает свой белоснежный наряд с фатой, она ориентируется на современные веяния, и в то же время стремится подчеркнуть свою индивидуальность. А обращение к традиционному костюму, своеобразному символу национального менталитета, можно охарактеризовать как приверженность к исконным традициям, олицетворение преемственности поколений.

Традиции убранства женской одежды богаты и разнообразны. В них, как в песне или танце, ярко отражается характер национального искусства. Вот, к примеру, красное платье 'keteni koynek', усыпанное позолоченными подвесками, начиная от вышитого ворота до подола. Наряд дополняет распашной халат 'gyzyl abyt', покрытый спереди серебряными украшениями 'apraz anna'. Голову и косы украшают расшитая шелковыми нитками тюбетейка и серебряные цепочки, бубенцы и подвески.

Туркменские украшения, будучи исключительно тонкими по технике изготовления и прекрасными по художественному замыслу, окружают женщину ореолом таинственности, окутывают атмосферой древней загадки.

Так же, как и в прошлом, поверх традиционного головного убора на невесту накидывают халат-накидку 'gyzyl kurtе', сплошь вышитую яркой вышивкой 'kesde'. Декоративная отделка, многочисленные детали, узорная вышивка - все это вносит радостное оживление в оформление свадебного ритуала, элемент игры, фантазии, драматургии, которая разыгрывается выразительными средствами костюма.

Вот поэтому вплетение в канву современной свадебной церемонии старинных обрядов и традиций имеет и важную психо-эмоциональную сторону. Ведь брак - это никогда не завершающееся переживание. И если официальное оформление союза лишь укрепляет те духовные связи, которые уже возникли и существуют между людьми, то сама свадьба, как праздник, как красивый обряд - это своеобразное творчество, связанное с идеальными устремлениями людей, их надеждами на счастливую жизнь. Любовь - это тоже творчество. Не всегда вдохновенно-спонтанное, чаще - повседневно-трудное и незаметное: 'Вращается неслышно круг судьбы...'

И вот этот прекрасный, замечательный свадебный обряд - с нарядами и весельем, насыщенный романтикой и поэзией чувств, дышащий стариной и искрящийся юным задором, должен как бы очертить вокруг молодоженов тот самый круг судьбы, который, неслышно вращаясь, одухотворяет мысли, эмоции и события магией любви.



 
  
 


Дамасская сталь родом из Мерва
Версия британского арехолога

Анн Фейербах
Газета Нейтральный Туркменистан. 08.07.02

На заре новой эры древнегреческий историк и философ Плутарх писал: 'В то время как римляне были напуганы сильным шумом, враг, внезапно напав на них, стал пробивать их покрытия из брони. Нападавшие были облачены в сверкающие шлемы и кольчуги, их маргианская сталь ярко сверкала, а лошади были покрыты пластинами из бронзы и стали...'

Не является ли упомянутая Плутархом маргианская сталь знаменитой дамасской сталью, или булатом, как ее еще называли в этих краях? ('Булат' - ассимилированное на русской языковой почве древнетуркменское слово 'полат', что означает 'сталь, стальной' - ред.).

В древности из дамасской стали, как известно, производилось грозное оружие того времени - знаменитые мечи и сабли, принесшие славу своим создателям далеко за пределами этого региона. Лезвия этих сабель были способны гнуться на 90 градусов и возвращаться в исходное положение без структурной деформации. Сабля, сделанная из дамасской стали, была настолько остра, что почти невесомый шелковый платочек, легко парящий в воздухе, без труда рассекался пополам, если на своем пути встречал ее лезвие.

Известный средневековый историк аль-Бируни писал о том, что эти знаменитые булатные мечи производились в Хорасанской долине, где, как известно, и располагался Мерв. Современные раскопки этого древнего туркменского города - яркое свидетельство правоты аль-Бируни. Многие годы ученые всего мира ошибочно полагали, что булат (или, как уже было сказано, дамасская сталь) первоначально производился в Индии.

Но нынешние археологические раскопки доказали, что этот вид стали производился в Мерве в конце IX - начале X веков. Именно здесь была найдена самая ранняя из известных современной науке мастерских для производства булата. Лабораторная экспертиза доказала, что при производстве этого вида стали были использованы высокотехнологичный процесс рециркуляции, и, возможно, самая горячая печь для литья, имевшая место в то время.

При раскопках были найдены мастерская и подсобное помещение. В мастерской археологи обнаружили 4 печи и яму, заполненную сломанными частями форм для литья. Сталь в древнем Мерве производилась методом литья, формы для которой делались из особой глины, способной выдерживать очень высокие температуры. Та сталь производилась следующим образом: железо (не содержащее углерода) смешивалось с частями древесины (состоящей, в основном, из углерода), и все это укладывалось в формы для литья, которые помещались в сталелитейную печь.

Полученная таким методом сталь, в отличие от других типов стали, содержала в себе приблизительно 1 процент углерода при почти полном отсутствии шлаков. Все это давало основание считать дамасскую сталь лучшей для своего времени. После этого стальному слитку при очень низких температурах придавалась необходимая форма. В процессе шлифовки выравнивались и некоторые микроструктурные особенности стали. Но лишь после гравировки, скажем, лезвия меча кислотой оно приобретало вид знаменитой дамасской стали, или булата.

Печи, обнаруженные при раскопках древнего Мерва, были очень хорошо разработаны, что и позволяло им достигать очень высокой температуры, необходимой для соответствующей работы, а именно -1400 градусов по Цельсию. Еще не так давно ученые предполагали, что самые высокотемпературные печи того времени были в Китае, но, как оказалось, печи из Мерва превосходят их по температуре накаливания.

Печи в Мерве делались из глиняных кирпичей. Приблизительно сантиметров на двадцать ниже уровня печи, обнаруженной в Мерве, находилась L-образная труба. Вероятно, это центральное входное воздушное отверстие должно было играть важную роль для верхних этажей печи. В этом случае раскаленный воздух, проходящий через трубу, способен был дополнительно повысить температуру печи. Поэтому вполне логично предположить, что эти проходы выполняли роль вытяжных труб для вывода раскаленных в процессе сгорания газов и дополнительного обогрева печи.

Экспертиза соответствующих мечей и сабель, обнаруженных в Иране и на Северном Кавказе, подтвердила, что они были сделаны из булата, произведенного, по всей видимости, в Мерве. Так что нынешние и, главное, предстоящие археологические раскопки этого древнего города, скорее всего, перепишут историю производства дамасской стали.



 
  
 


Джорабы -всегда неповторимы
История носков

А.Байриева
Газета Нейтральный Туркменистан. 08.07.02


Разнообразные формы современного народного искусства развиваются на основе исторического опыта, традиций и новых эстетических потребностей общества.Узорное вязание, хотя и было издавна известно туркменам, однако играло более скромную роль в народном творчестве, нежели ковроделие, вышивка, ткачество, и особенно ярко проявилось лишь в изготовлении орнаментированных носков, называемых гулли джораб.

В течение многих столетий туркменские вязальщицы выработали свою орнаментальную систему, различные принципы цветового решения, которые и придают гулли джорабам ярко выраженное национальное своеобразие.

Материалом для вязания джорабов служила домашняя пряжа из овечьей шерсти. Туркменские женщины выполняли все трудоемкие работы, связанные с ее обработкой... Если в прошлом пряжа окрашивалась в различные цвета растительными красками, то сейчас используются химические красители, а шерсть домашнего приготовления заменяют фабричной, добавляя в нее для прочности вискозную нить. Новые качества шерсти сказались и на фактуре теплых носков.

В далеком прошлом носки вязали самодельными деревянными спицами, а сейчас, как и в XIX веке, вяжут железными спицами - 'бяш демир сым'. Несмотря на однотипный прием вязки на пяти спицах, эти изделия отличаются особой декоративностью за счет сочетания контрастных тонов и традиционного геометрического узора. Рисунок узоров очень четок, имеет множество вариаций.
 
  
 

Об исконности этого вида рукоделия в Туркменистане свидетельствуют не только широкое его распространение в быту туркменского народа на всей территории страны, но и глубокая стилистическая связь со всеми другими видами народного декоративного творчества. Искусство узорного вязания сродни таким старинным промыслам, как вышивка, ткачество, ковроткачество. Как и платья, халаты, платки, ювелирные украшения, вязаные носки гулли джораб органично входили в комплекс народной женской одежды, придавали ей законченный вид.

Многие мотивы узоров, вывязанных на носках, почерпнуты из далекого прошлого, некоторые из них встречаются на предметах, найденных при археологических раскопках. К таким древним орнаментам относятся, например, 'гочак аладжа', некоторые заимствованы с вышивки: 'эгридже, тегбент', ковров: 'гелин бармак', 'догаджик'. В арсенале выразительных средств: комбинирование контрастных и гармонических тонов, ритмическая игра линий, эффектная зернистая фактура вязки.

Джорабы, как шерстяные - йун джораб, так и шелковые - йупек джораб, с узорчатым клином, вяжут всегда с орнаментальными полосами (ярусами) различной ширины. Самая широкая полоса приходится на внешнюю часть 'дуркы', где вывязывается основная композиция следующих мотивов: 'эрик гул, чынар, сайлан, сары, гочак, сары пачак'. Остальные мотивы пирамидально выстраиваются по верхнему краю 'гонджы' и до конца носка 'агзы', а носок 'бурны' и пятка 'окдже' имеют треугольную форму.

По форме и расположению узоров туркменские носки сходны с азербайджанскими и резко отличаются от русских, грузинских, эстонских и т.д.Особенность техники вязания носков в следующем: при вязании цветные нитки составляют узор по лицевой стороне работы. Лицевые петли - 'дик орум' - сплошь проходят по всему носку. Изнаночные петли - 'кесе орум' - по внутренней стороне и заканчиваются несколькими рядами.

В расцветке узоров большинства туркменских носков преобладают темно-красный цвет, теплый бордовый - красноватого оттенка. Чтобы обеспечить преобладание красного цвета и вместе с тем добиться разнообразия и четкого цветового ритма, туркменские мастерицы пользуются разными приемами. Так, одинаковые по рисунку фигуры они вывязывают петлями то одного, то другого цвета в определенной ритмической последовательности. Мотивы орнамента, составляющего основу джорабов, довольно крупные и читаются легко.

По обычаю джорабы не полагалось вязать из верблюжьей шерсти, ибо верблюд у туркмен считается священным животным и его шерсть нельзя топтать. Однако за последние 30 лет из верблюжьей шерсти стали вязать безрукавки и кушаки, которые пользуются большой популярностью.

Носки домашней вязки не утратили своей надобности в современной жизни и охотно используются в быту. И в то же время они тесно связаны с древними народными традициями и обычаями, частично сохранившимися до наших дней. Невеста в дополнение к своему традиционному наряду надевает шелковые или шерстяные вязаные носки с ярким орнаментированным узором, насыщенные тона которого придают им праздничное звучание.

Носки являлись принадлежностью не только женской, но и мужской одежды. Но мужчины заправляли в них длинные штаны. Кроме того, мужские носки были преимущественно без узора, хотя не были редкостью и носки узорчатого вязания.

Сегодня популярность узорчатых носков возросла. Более того, за последние 10-20 лет в русле общей эволюции национальной одежды произошли изменения, выработалась новая форма традиционных носков в виде домашних тапочек - чешек, очень практичных и удобных в быту.

Орнаментально-полосатые носки вяжутся в каждом сельском доме. Жители горных районов носят их круглый год. А в городских квартирах эти оригинальные вещи радуют глаз своей самобытностью. Мастерицы, несмотря на существующие местные каноны, привносят в каждый узор что-то свое, создавая своебразные аранжировки. На снимке вы видите замечательные крошечные джорабы - сувенирные изделия, связанные туркменскими мастерицами.

Для изделий, связанных на спицах, характерна высокая культура исполнения. Художественный вкус, чувство цвета, умение видеть готовое изделие с первых петель - необходимые качества рукодельниц. Народные мастера умело сочетают традиционное искусство и актуальные тенденции одежды, при этом современные изделия не утрачивают очарования декоративного оформления национальной одежды. Джорабы - всегда нарядны и неповторимы.



 
  
 


Благое слово из глубины веков
Динары Сельджукидов

В.Тюнибекян.
Газета Нейтральный Туркменистан. 08.07.02
 
  
 

Огромные достижения материальной и духовной культуры великой Туркмено-Сельджукской империи широко известны и общепризнаны. Во многих областях человеческой деятельности в эпоху развитого средневековья туркменский народ оставил неизгладимый след, распространяя свои знания, самобытную культуру, духовно-нравственные ценности по всему цивилизованному миру, оказывая мощное влияние на ход мировой истории.

Среди многочисленных памятников - свидетельств этой бурной эпохи - особое место занимают монеты - достоверные и беспристрастные документы минувших столетий. Выполненные на самом высоком техническом и художественном уровне, для мировой нумизматики они являются подлинными шедеврами искусства малой пластики. Туркменские золотые динары, серебряные дирхемы, медные фельсы с купеческими караванами разошлись по всему свету.

Клады туркмено-сельджукских монет находят и по сей день на гигантских просторах от Атлантики до берегов Тихого и Индийского океанов. Строгий, монументальный 'куфический' стиль письма, отображенный на монетах, получил в империи свое дальнейшее творческое развитие и не имеет по красоте и изяществу равных себе во всем мусульманском мире. Эти монеты представлены в крупнейших нумизматических собраниях всего мира и не перестают восхищать как ученых, так и обычных посетителей музеев.

Казалось бы, о монетах периода Туркмено-Сельджукской империи известно уже достаточно много, и отдельные находки могут лишь дополнить, обогатить имеющийся в распоряжении ученых материал, не внося принципиальных изменений в уже сформировавшиеся научные теории...

Однако обнаруженный недавно в одной из частных коллекций экземпляр золотого динара потряс воображение даже видавших виды ученых. Ничего подобного в мировой нумизматике, занимающейся периодом средневековья, да и более позднего времени, еще не встречалось. Эта монета - подлинная научная сенсация, требующая еще своего осмысления. Она заставляет по-новому взглянуть на культурные достижения туркмено-сельджукской эпохи в целом и даже пересмотреть некоторые сложившиеся привычные представления о ней.

В результате тщательного изучения монеты удалось установить, что данный динар отчеканен в эпоху правления султана Беркиярука (1093-1105 гг.). Однако помимо имени правителя на монете имеется также имя Санджара! В то время он еще не был султаном, но получил в управление весь Хорасан и вместе с ним и титул 'Царя Востока', поэтому, признавая верховную власть султана Беркиярука, он приобрел право чеканки монет с упоминанием своего имени. Уже сам по себе этот факт свидетельствует о большой редкости данного динара, поскольку большая часть денежной эмиссии все же принадлежала султану.

Но самое поразительное даже не в этом. По своему типу и технике исполнения монета резко отличается от обычных стандартных динаров и превосходит все, что приходилось доселе когда-либо видеть.
Ни в одном справочнике или каталоге лучших нумизматических собраний мира монеты, подобные этой, не упоминаются. Обычно на всех мусульманских монетах средневековья в центре помещался краткий текст: 'Нет Бога кроме Аллаха, и Мухаммед пророк его'. Это цитата из Корана - символ веры. В нашем же случае на обеих сторонах монеты - не просто цитаты, а целые суры. Образное выражение о том, что монету можно читать как раскрытую книгу, в отношении данной монеты следует понимать буквально.

Известно, что производство денег, и в частности монет, - это не просто ремесло, доступное каждому, т.е. изготовление каких-либо орудий труда или предметов быта, а сложившийся многоступенчатый технологический процесс, требующий совершенного оборудования и высокого профессионализма большого числа работников. На монетных дворах трудились лучшие в то время специалисты по металлу, художники, химики, граверы, инструментальщики и т.д.

Даже в наши дни далеко не каждое госудаpство имеет возможность организовать такое производство. У туркмен оно было, и до последнего времени господствовало мнение, что в монетном деле в эпоху развитого средневековья они достигли пределов совершенства. Но описываемый динар заставляет отказаться от этой точки зрения: гениальный мастер, создавший его, превзошел и эти пределы. Каким-то непостижимым образом он сумел вырезать на стальном штемпеле диаметром всего 25 миллиметров обширные многословные тексты, причем размер букв измеряется в микронах!

При этом ему удалось сохранить все великолепие и утонченность так называемого 'цветущего куфи' - графического стиля письма, столь характерного для монет Санджара! Какой же мерой измерить талант, мастерство, упорство этого безвестного умельца?!

Этот шедевр медальерного искусства мог создать только человек высочайшей духовно-нравственной чистоты, вдохновленный священными строками Корана, которые он и увековечил в металле.Не меньшее восхищение вызывают и те, кто изготовил инструменты для столь тонкой, даже тончайшей работы. Возможность изготовления таких орудий труда требует не только профессиональных навыков, но и глубоких знаний в области физики металлов. Более того, в кустарной мастерской невозможно изготовить такие высокоточные инструменты, ведь резец гравера должен быть значительно тверже стальной заготовки штемпеля, иметь большую износоустойчивость и микроскопически острый наконечник.

Монету просто рассмотреть невооруженным глазом нелегко, а изготовить, не имея оптических приспособлений, вообще невозможно. Здесь требуется сильное увеличение, необходимое при работе над штемпелем. Если мастер имел такие приспособления, значит, туркмены освоили в свое время и производство оптики?! Это, в свою очередь, неизбежно ведет к созданию сложных оптических приборов, как для наблюдения за микромиром, так и для изучения небесных тел, что так или иначе стимулирует развитие астрономии в самом современном научном смысле этого слова. А это уже совсем иной уровень развития, свидетельствующий о величайших достижениях туркмен-сельджуков, в материальной культуре опередивших европейскую цивилизацию на целых пять столетий.

Судя по целому ряду признаков, монета отчеканена в Мерве. Какой же должна быть интеллектуальная среда этого мегаполиса, давшего обществу таких прекрасных специалистов и ученых? Очевидно, мы не все еще знаем о научных школах, уровне профессионального образования, технических возможностях производственных мастерских в этом городе. Видимо, наши представления об уровне культуры Мерва еще недостаточно полны, и мы недооцениваем ее поистине планетарное значение. Динар заставляет задуматься над этим. Без сомнения, можно быть уверенным, что археологические изыскания в Мерве в будущем дадут еще немало примеров высочайшего уровня цивилизации туркмен - сенсационные открытия еще впереди.

Необычный тип монеты, очевидно, продиктован и какими-то необычными причинами. Скорее всего этот динар отчеканен в память какого-то очень важного события, произошедшего в государстве. Возможно, очередной победы над врагами, а, может быть, он был изготовлен в честь открытия новой грандиозной мечети, так как все содержание текстов проникнуто просветляющим утверждением веры во Всевышнего.

Когда держишь на ладони эту необыкновенную монету, не покидает ощущение нереальности, даже фантастичности происходящего. Без малого 1000 лет этому посланцу отшумевшей эпохи, и не веришь глазам своим - неужели это возможно?

И, тем не менее, факт налицо - перед нами уникальный, реально существующий и прекрасно сохранившийся памятник истории нации, способной на самые великие, достойные удивления, свершения и подвиги. Нация, имеющая такое великое историко-культурное наследие, безусловно, достойна своего золотого века.

Монетой наверняка заинтересуются ученые-лингвисты из Института рукописей. Ведь фактически это и есть рукопись, и, не исключено, самая древняя из сохранившихся в Туркменистане. Время, не пощадившее великое множество памятников письменности, оказалось бессильно перед этим творением рук человеческих, донесших до наших дней весть - Благое Слово из глубины веков, запечатленное в благородном металле - золоте.

Уникальный динар Санджара должен занять подобающее место в одном из музеев Туркменистана как редчайшая национальная ценность, вызывая у всех, кто его увидит, чувство гордости за своих предков, за свой талантливый и трудолюбивый народ, давший миру достойных подражания мастеров своего дела.