Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Пресс-обоЗрение
 
 
  
 


Конь - фигура политическая
В центре внимания - ахалтекинец

Васелина Васильева
"Независимая газета".30.12. 2001



 
  
 


Чистокровные скакуны во все времена - лучший подарок правителям. По восточному гороскопу символом наступающего 2002 года объявлена лошадь. Если верить астрологам, это животное 'небесного хоровода' приносит значительный успех в делах и необыкновенную удачу.Породистый конь во все века ценился очень высоко. Особой славой пользовались ахалтекинцы (аргамаки), потомки древних коней массагетов и саков. За исключительную резвость, силу и красоту их прозвали небесными конями.Иметь ахалтекинца в своей конюшне испокон веков было мечтой любого правителя. Что только не предпринимали древние монархи, чтобы стать обладателем чудо-скакуна.

Например, персидский царь Кир, живший в VI веке до н.э., увидев ахалтекинца на скачках, сразу же предложил его хозяину половину своего царства. А в конце II века до н.э. один китайский император завладел божественными конями путем кровопролитной войны с госудаpством Таван, располагавшимся на территории современного Узбекистана, где, собственно, и разводили этих царских жеребцов.

О том, как ценились аргамаки в России, указывает хотя бы тот факт, что на царской конюшне они подковывались серебряными подковами. Аргамаков покупали, дарили все посольства и все караваны, прибывавшие в Москву.Древность ахалтекинской породы несомненна, но ее необычный вид не сопоставим ни с одной из древних пород. Поэтому существует даже легенда о внеземном происхождении ахалтекинцев.Со временем преподносить чистокровных коней в качестве дорогих подарков на правительственном уровне стало традицией среди монархов.

Правда, в XX веке о ней вспомнили только в 50-е годы.Первым стал Никита Хрущев, который сделал необычный подарок королеве Великобритании Елизавете I: советский глава преподнес ей медвежонка и двух жеребцов - карабахского и ахалтекинца - вместе с национальными седлами и украшениями. На придворной конюшне долго разглядывали ахалтекинца, трогали руками, удивлялись золотистому блеску буланой масти. Подозревая ее неестественное происхождение, даже вымыли, после чего жеребец заблестел еще ярче.Младший брат этого ахалтекинца Мелекуш II был послан на Международную выставку в Дели, да там и остался. Индийцы, умеющие тонко ценить в понимать красоту коней, пришли от жеребца в дикий восторг и принялись выманивать его у хозяев. В последний день выставки индийцы украсили маститого ахалтекинца гирляндами цветов, разместили возле него музыкантов и танцовщиц. А затем почетные старцы страны торжественно попросили оставить в Индии это золотисто-буланое чудо.

Весьма интересная история произошла с подарком для Президента США Дуайта Эйзенхауэра, который в 1957 году намеревался посетить СССР. Выбирать достойного жеребца для американского главы в Туркмению отправили научного сотрудника ВНИИК Хитенкова. Но, стремясь уберечь самых хороших коней, туркменские конники спрятали их в песках. Неизвестно, как бы выкрутился из этой ситуации Хитенков, если бы один из зоотехников Ашхабадского ипподрома, желая прославиться, не выдал потайное место.

Новая волна 'царских подарков' прошла в 90-е годы, после провозглашения независимости Туркмении. Драгоценные кони, как верительные грамоты, вручались от имени президента Туркмении Сапармурада Ниязова главам европейских и азиатских госудаpств. Так, в числе первых буланых жеребцов получили Президент Франции Франсуа Миттеран и Борис Ельцин, приезжавший в Туркмению в 1993 году. Кстати, Туркменбаши, лично выбиравший презент из своего шикарного табуна, тогда немного обиделся на главу российского госудаpства. Оказывается, по возвращении в Москву Ельцин выставил коня на аукцион - хотел узнать 'настоящую цену'. Ахалтекинца оценили в 3 миллиона долларов... Не остался без 'царского подарка' и второй российский Президент - Владимир Путин. Прошлым летом вУфе башкирский глава Рахимов преподнес Владимиру Владимировичу великолепного гнедого жеребца, который выглядел не менее презентабельным, чем ахалтекинец.

В бывшем Союзе практически единственным поставщиком 'царских подарков' являлся совхоз-конеферма 'Комсомол', который ныне принадлежит Сапармурату Ниязову. Именно из личного табуна Туркменбаши выбирает презенты не только для своих коллег из дружественных стран, но и для других приятных ему людей.




 
  
 


Ахалтекинец - боевой товарищ туркмен

Овез Гундогдыев
Нейтральный Туркменистан.31.02.2002



Наступающий 2002 год по восточному гороскопу - год Лошади. И как здесь не вспомнить верного друга и спутника туркмен -ахалтекинца. Без сомнений, 'небесные кони' - истинный символ будущего года. Сильные и выносливые, красивые и гордые -преданные спутники туркмен на протяжении всей пятитысячелетней истории.Ахалтекинские скакуны уже давно стали символом нашего независимого нейтрального госудаpства. Ведь недаром лучший представитель туркменских коней, чемпион мира - жеребец Янардаг - изображен на Государственном гербе Туркменистана. Этот факт -яркое свидетельство уважения и любви туркмен к коню, признание его значимости в истории туркменского народа, продолжения традиций предков бережного отношения к ахалтекинцу, которого туркмены почитали как члена семьи.Наш сегодняшний рассказ об ахалтекинце - боевом товарище туркмен.

О работоспособности туркменских коней, их выносливости говорили уже в самой глубокой древности. О них слагали легенды. Действительно, ахалтекинцы обладали невероятной способностью к пробегам на дальние дистанции. Так, римский император Марк Аврелий Проб получил однажды в виде добычи 'парфянского' коня, который, по словам бывшего владельца, мог проходить каждый день по 150 км в течение 5-10 дней.Интересные данные об ахалтекинцах оставил средневековый автор Усама ибн-Мункыз, сражавшийся в рядах туркмен-зенгидов против крестоносцев. Он пишет: 'Под Тирадом ибн Вухейбом была породистая лошадь большой ценности. Она получила рану в бок, и кишки у нее вывалились. Тирад завязал их ремнем, чтобы лошадь не наступила на них и не разорвала, и продолжал сражаться до конца боя. Лошадь вернулась с ним в ар-Ракку и там пала'.

Этот же автор приводит и другой уникальный пример: 'В нашем войске... был Камиль аль-Маштуб, человек доблестный, благочестивый и достойный, да помилует его Аллах. У него была черная, стойкая, как верблюд, лошадь. Как-то он столкнулся в бою с франкским рыцарем, и тот ударил его лошадь в шейные связки. Шея лошади свернулась на сторону от силы удара, и копье, пройдя через основание шеи, пронзило бедро Камиля аль-Маштуба и вышло с другой стороны. Но ни лошадь, ни всадник не пошатнулись от этого удара... Лошадь Камиля выздоровела, и он снова участвовал на ней в боях. Он встретился другой раз в сражении с франкским рыцарем, и тот ударил его лошадь в лоб и пронзил его. Но лошадь не покачнулась и уцелела и после второй раны. Когда рана затянулась и кто-нибудь накладывал ладонь руки на лоб лошади, там, где была рана, ладонь оказывалась одинаковой ширины с этой раной'.

Кони туркмен были настолько натренированы, что, как указывает ибн-Мункыз,даже после смерти наездников продолжали нападать и грызть лошадей противника.А ведь еще древние авторы писали о боевых качествах 'скифских' коней (скифы - собирательное название племен предков туркмен). Например, в Библии говорится о боевых 'скифских' конях: 'Лошади сами, как вооруженные воины. Горе нам'. Или: 'Ты ли дал коню силу и облек шею его гривою? Можешь ли ты испугать его как саранчу? Храпение ноздрей его - ужас! Роет ногою землю и восхищает силою; идет навстречу оружию. Он смеется над опасностью и не робеет, и не отворачивается от меча. Колчан звучит над ним, сверкает копье и дротик! В порыве ярости он глотает землю и не может стоять при звуке трубы. При трубном звуке он издает голос: гу! гу! Издалека чует битву, громкие голоса вождей и крик'.

Античный историк Плиний Младший писал: 'Скифская конница славится своими конями; рассказывают, что когда один царек, сражавшийся по вызову с врагом, был убит и победитель приблизился, чтобы снять с него доспехи, то был убит конем побежденного посредством ударов копыт и кусанья'.Не случайно в туркменском эпосе 'Героглы' рассказывается о 'крылатом' Гырате: 'Сверкнула сбруя Гырата, блеск его золотого венца сливался с солнечными лучами... Конь прижал уши и ринулся на Рейхана. В одно мгновенье, словно пуля, впивается конь зубами в затылок врага...'.Об этом же писал в середине XIX в. о туркменских конях барон Боде: 'Некоторые из боевых коней в пылу нападения или преследования схватывают зубами неприятельского всадника и срывают его с седла'.'Их методы тренировок, - писал в XIX в. английский путешественник Дж.Фрэзер, - больше похожи на методы, которыми у нас тренируют борцов или же любителей альпинизма, чем скаковых лошадей'.

Жеребят начинали упражнять в быстром беге с грузом на спине. Это, в сочетании с ограниченным количеством корма, не давало туркменскому коню развивать грудь. Грудная клетка была как бы сдавленной с боков, с глубоким, но плоским ребром, брюхо же было поджарым. Французский ипполог Гайо отмечал, что 'никакая другая лошадь, кроме туркменской, не представляет из себя такого прочного сочетания длинных линий при совершенно свободном дыхании, признаке силы, энергии'.Еще в детстве жеребята усваивали различные боевые команды. Дж.Фрэзер писал: 'Среди туркмен является обычным делом обучать своих коней драться копытами и тем самым помогать своему хозяину во время боя или же по воле хозяина бросаться вперед и хватать зубыми того, кто перед ним'.

В сложную выучку боевых коней входило многое: при падении всадника он останавливался возле хозяина и никого к нему не подпускал, продолжал волочить всадника на себе, когда он имитировал смерть, ложился возле раненого и помогал ему сесть в седло, выносил хозяина из боя, совершал всевозможные маневры -ложное отступление, окружение противника и т.д.Кстати, нужно отметить, что туркменские кони от природы были храбрыми животными. Например, ахалтекинец Гарлавач -неоднократный победитель на скачках, однажды, защищая табун лошадей, вступил в схватку с барсом и - победил. Поэт М.Сеидов сложил об этом стихи:

Не слышали такого наши деды,
Чтоб смелый конь, порывист и горяч,
Над хищным барсом одержал победу.
Неповторим твой подвиг, Гарлавач.

В нашем распоряжении имеется немало сведений и о выносливости туркменских коней.Французский консул в Персии Гамба восторгался исключительной способностью 'туркменской лошади обходиться во время похода в течение нескольких суток только двумя-тремя горстками зерна'.Английские эмиссары XIX столетия также указывали на то, что одна туркменская лошадь шла 11 дней подряд, делая по 120 верст в сутки, а другая, находившаяся под седлом одного батыра, покрыла расстояние в 750 верст в течение шести дней.В 1820 г. русский офицер Муравьев писал: 'Едва ли можно представить, что выдерживают эти лошади. За восемь дней они пробегали примерно 143 немецких мили через безводную и бестравную степь, причем получали только небольшую долю пшена и однажды четыре дня не получали воды'.

Барон Боде отмечал, что туркмены совершают переход протяжением около 900 верст за 12-15 дней, тогда как верблюды проходят это же расстояние за три недели, а, отправляясь в пределы Персии, в течение 8 дней проходили по пескам ежедневно по 120 верст. Далее Боде пишет: 'Туркменские кони славятся прытью, хотя главное их достоинство, в сравнении с другими лошадьми, заключается особенно в том, что они удивительно хорошо переносят недостаток пищи при самом сильном утомлении... В случаях чрезмерного изнурения или нестерпимого жара и жажды среди пустыни туркмен открывает жилу своему коню и пьет кровь его для утоления своей жажды, и между тем, мажет ему губы и набивает рот жиром; эта операция оживляет коня и всадника, и освежившись таким образом, они снова мчатся по пустыне'.

В 1882 г. командир Таманского полка Арцышевский писал: 'Мне приходилось проезжать по 160 верст в сутки на переменных лошадях, в то время, как сопровождающие меня джигиты (туркмены. - О.Г.) следовали только на своих конях. Кроме того, мы посылали их на разведку в разные стороны. Таким образом, они проезжали гораздо больше меня, но лошади их приходили свежими и на другие сутки были готовы к дальнейшему переходу. К тому же, кроме седла и седока, на лошади всегда находились две громадные кошмы, шубы и разный запас, что составляет почти восемь пудов груза. Все это доказывает большую силу, которой обладают эти лошади, хотя получают весьма скудный корм'.

Ахалтекинцы и по сей день не утратили своей работоспособности. Например, в XX в. было совершено два беспримерных конных пробега Ашгабат-Москва. В 1935 г. туркменские джигиты за 81 день прошли 4300 км, а в 1988 г. за 62 дня - 3200 км. Причем здесь надо учитывать, что кони пустыни шли по асфальту, рыхлой и вязкой почве, нервничали от идущих плотным кольцом автомобилей и т.д., но ахалтекинцы выдержали экзамен. Недаром 'лошадью XX века' назвали именно ахалтекинца Абсента, на котором С.Филатов в 1960 г. в Риме на Олимпийских играх завоевал звание чемпиона, в 1964 г. в Токио - бронзовую медаль, а в 1968 - на Олимпийских играх в Мехико стал призером.

Мощное оружие туркмен - конь обеспечивал победы во многих сражениях. Переоценить значение кавалерии у туркмен просто невозможно. Но прошло время, мы не нуждаемся больше в коннице, однако мы нуждаемся в нашем коне как символе туркменского благополучия. Ведь боевой наш друг прошел с нами весь исторический путь - через века и тысячелетия.





 
  
 


Райские скакуны
Ахалтекинцы

Халназар Беглиев
Газета Нейтральный Туркменистан 6.08.2000



Греческому историку Геродоту приписывают строки, которые свидетельствуют о славе наших скакунов, берущей свое начало из глубины веков. "В этой стране все прекрасно. Посмотри на получаемые в этих краях урожаи, посмотри на животных. Они восхищают. Особенно красивы туркменские скакуны, резвые и быстроногие, умеющие сражаться с врагом наравне со своим хозяином. С такими удивительными скакунами этот народ является самым богатым на свете".
 
  
 

Другой греческий историк, Ксенофонт, писал: "По резвости и быстроходности с этими скакунами не сможет состязаться ни одно животное в мире. С большим трудом за ними могут еле угнаться лишь голуби и аисты". А венгерский путешественник Вамбери отмечал: "Безусловно, во время сражения главным оружием туркмен является их конь. Поэтому живущие в пустыне джигиты ставят своих скакунов превыше своей жены, детей и даже превыше себя".

И таких высказываний о туркменских скакунах не перечесть. Мне вспоминается одна легенда, которую много лет тому назад рассказал мой покойный дед. "... Однажды Всевышний, обратившись к ангелам, сказал: "пойдите и узнайте, к каким живым существам больше привязаны Адам и Ева?" Ангелы спустились на землю, после долгих поисков нашли Адама и Еву и убедились в том, что они предпочитают коней, сообщили об этом Всевышнему. Тогда Всевышний сказал: "Мы неравнодушны ко всем живым существам, которые созданы нами. Но если скакуны им больше нравятся, то мы назовем их райскими животными".

Но у каждого народа есть животные, к которым он относится с особым трепетом. Например, у арабов - это верблюд, у некоторых народов - олень, у кого-то - кулан и т.д. Это в основном ездовые животные. Но для туркмена лучший друг - его конь. Есть у нас хорошая поговорка: "У кого конь, у того и крылья". А еще говорят: "Встав утром, поздоровайся с отцом, а потом с конем". Это почет и уважение к скакуну - верному другу в бою и в мирной жизни. У ахалтекинских скакунов, которые прославились на весь мир, в характере отразилась смелость наездников-джигитов. Словом, конь перенимает черты туркменских джигитов.

Начиная с Боздумана Сапара Косе из эпоса "Героглы" и коня Героглы, образ коня часто встречается в произведениях национальной культуры. Достаточно вспомнить эпос "Героглы". Когда шах спросил у Героглы, сколько стоит его серый конь, тот ответил, что цены скакуну нет. И был прав, ибо конь для туркмена - это самое главное богатство, это сокровище. О верности коней своим хозяевам можно было бы привести десятки примеров из легенд и сказаний.

И в наше время туркменские кони не раз удивляли мир. Ярким примером этому может послужить конный пробег Ашхабад - Москва, который состоялся в 1935 году. За восемьдесят четыре дня туркменские кони
преодолели расстояние в 4300 километров.
Из них 360 километров конники прошли по сыпучим пескам Каракумов. Незабываемы были и конные пробеги Керки - Ашхабад и Каракала -Ашхабад.

Маршал Советского Союза Г.К.Жуков в дни торжеств, посвященных Великой Победе, принимал парад, восседая на ахалтекинском скакуне Арапе. Арапу исполнилось всего лишь три года, когда он на своей родине - в Туркменистане, - на ипподроме пробежал дистанцию 1600 метров за 1 минуту 50 секунд. Этот рекорд, установленный Арапом, сохранялся в течение двадцати пяти лет. Когда Арапу исполнилось пять лет, его допустили к участию в конном пробеге Ашхабад - Москва. В соревнованиях, проведенных в 1947 году, Арап смог преодолеть планку высотой 2 метра 12 сантиметров и стал победителем.

От Арапа и кобылицы Баккар появился на свет жеребенок, которого назвали Абсент. Он принес славу туркменскому народу. В 1956 году Абсент участвовал в состязаниях в Москве. В 1960 году Абсент стал чемпионом XVII Олимпиады, состоявшейся в Риме. А на XVIII Олимпиаде в Токио в 1964 году Абсент завоевал бронзовую медаль. Во время XIX Олимпиады, состоявшейся в 1968 году в Мексике, Абсент занял четвертое место. Здесь же он получил звание "Лучший спортивный конь мира". Есть у Абсента и другое звание. Он объявлен "конем века". Абсенту, прославившемуся на весь мир, был установлен бронзовый памятник у Луговского конезавода.

В честь этого знаменитого скакуна, покорившего своей красотой и резвостью весь мир, на госудаpственном ипподроме Туркменистана ежегодно разыгрываются призы. В 1956 году был организован и проведен конный пробег на 500 километров с участием коней разных пород. В нем первые три места заняли туркменские кони. Первым к финишу пришел ахалтекинский скакун Торпан. Необходимо отметить, что в советские времена туркменские скакуны пережили самую страшную страницу в своей жизни. Из-за "ненадобности" поголовье лошадей резко сократилось. Животных даже начали сдавать на мясокомбинат.

(публикуется с незначительными сокращениями)