Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Пресс-ОбоЗрение
 
 
  
 


Пробор Мадонны
Прическа. Взгляд этнографа.

Аджап Байриева
Нейтральный Туркменистан.2.01.2002.

Понятие 'головной убор' включает как прическу, так и различные виды головных уборов и украшения. Изначально эти неотъемлемые детали национального костюма имели сакральный смысл, служили своего рода оберегом.Туркмены всегда уделяли большое внимание этим элементам костюма. Девичьи и женские прически у туркмен издавна были регламентированы: вплоть до середины ХIХ в. девушка, молодая женщина и пожилая тетушка носили разные прически. Туркменки, обладая большим вкусом и чувством гармонии, создавали свои прически всегда с учетом возраста. Самой распространенной была прическа из двух, четырех и пяти кос. Эти прически были изящно выполнены из длинных волос. Детям - девочкам и мальчикам - волосы сбривали, оставляя на темени небольшие забавные хохолки. Силуэты причесок девушек для всех слоев населения были однотипны - четыре косы. В старину число 4 было культовым (4 стороны света), и четыре девичьи косы словно сами о себе говорили: 'Смотри на мои волосы 'д│рт │рум', они крепко скреплены и со всех четырех сторон защищают крепость, мои братья воюют, защищают мою Родину'. Для туркмен 4 косы были 'намыс' - честью и достоинством, чем девушка больше всего должна дорожить.
 
  
 


Мистический смысл прически очевиден - она предотвращает зло, которое может грозить со всех четырех сторон, и привлекает добро. Черные, как смоль, волосы девушки не покрывали. В волосах девушек словно заключаются все их обаяние, чары и магическая сила. Девушкам по обычаю не разрешалось откидывать косы назад, за спину, 'гыз халында сачыч арка атсач -бихая, бинамыс', это считалось проявлением бесстыдства.В старину искусство прически передавалось женщинами из поколения в поколение. Прически туркменок отличались внешней скромностью и сдержанностью.

Девушки, представительницы многих этнических групп, носили четыре косы, ниспадающие на грудь, за исключением сарычек, заплетавших волосы в пять кос: по две заплетались над ушами, спускались на грудь, а одна шла вдоль спины. Сравнительные данные о бытовании причесок из пяти кос и из множества кос у разных народов Центральной Азии позволяют предположить их древность. Это подтверждают и археологические материалы.

Прическа из пяти кос изображена на терракотовой статуэтке, найденной вНарпайском районе Узбекистана.Женские прически продолжительное время, несмотря на влияние извне, сохраняли свой национальный колорит. Туркменки очень бережно и аккуратно относились к волосам. Перед мытьем головы женщина предупреждала об этом своих домочадцев. Считалось большим позором и грехом (гун?) показаться перед ними с распущенными волосами, а если свекровь увидит затылок невестки, то это было выражением неуважения к ней. При мытье к мылу прибегали весьма редко, волосы мыли кислым молоком, густо пропитывали маслами и жиром, которые не только придавали им блеск, но и предохраняли кожу головы от солнечных лучей, обладали лечебными свойствами, способствовали росту волос. Волосы заплетали еще сырыми, их никогда не подрезали и не стригли.

На рассвете до восхода солнца туркменка, открыв дверь и приподняв настил юрты 'рысгал ?чин', чтобы вошли благодать, удача и благополучие, тщательно и аккуратно расчесывала по очереди каждую из своих длинных кос. И делала это обязательно сидя на коврике, скрестив ноги 'ай богдошыч гуруп отурмалы', вывернув наизнанку подол платья или предварительно постелив небольшой платок. В старину это был настоящий ритуал. И каждая девушка, каждая женщина, расчесывая свои волосы, переселялась в мир своих чаяний, надежд и сокровенных мечтаний.Лучи восходящего солнца внезапно освещали полутемную юрту, и золотые отблески падали и исчезали в волосах.

Волосы никогда не расчесывали стоя, чтобы ни один волосок не упал на пол: по поверью, если ноги запутаются в волосах, то на женщину могут прийти напасть 'гаргуш болйяр' или головные боли, болезнь.Выпавшие волосы собирали в пучок и складывали в специальный матерчатый мешочек 'бук?а', 'сач халта' в виде конверта, расшитый шелковыми нитками. В бук?а у туркменок находились 'башдарак' -деревянный гребень и зеркальце. Собранные волосы и подстриженные ногти закапывали в землю неподалеку от дома в первый день мусульманского месяца Курбан-байрам со словами: 'ере табшырйярын' (посвящаю, доверяю земле), чтобы эти волосы, по поверью, на том свете были бы подушкой. В старину туркмены не отращивали ногти, считая, что под ними сидит шайтан (дьявол, сатана).

Судя по туркменским обычаям, соблюдались чистота, опрятность и аккуратность во всем.У оседлого населения равнин забота о том, чтобы волосы не попадали в руки недоброжелателей, вызвала обычай затыкать выпавшие при мытье головы в щели глинобитных стен жилища. Прически времен молодости наших бабушек поражают красотой, оригинальностью и необычной аккуратностью исполнения. Пробор в традиционной прическе туркменские девушки и женщины делали прямой: пробор Мадонны - признак целомудрия. Гладко зачесывая волосы с обеих сторон от пробора, косу с каждой стороны плели из трех прядей, которые при заплетании закладывались не наверх, а вниз. Девушки вплетали в косы нанизанные на черный шнурок вперемежку монеты и бусы.

Гокленские девушки носили серебряные подвески 'сачгоза', подобные женским, а текинки - сачу?ы. Возрастные различия очень четко проявлялись, прежде всего, в украшении головных уборов. Особенно часто в косы вплетались черные шелковые или хлопчатобумажные шнуры с длинными кистями на концах. Такие косоплетки продевались в серебряные медальоны, трубочки и куполки, украшенные цветным бисером, монетами, бирюзой и кораллами. В 70-е годы ХХ в. туркменские девушки вплетали в концы волос широкую атласную ленту черного цвета, зрительно удлиняя косы. У калмычек, например, если волосы коротки, женщина подвязывает к ним волосы из конской гривы, чтобы коса казалась
длиннее.

Свадьба, свадебный обряд... В самом звучании этого слова заключено напоминание о стародавних обычаях, освященных вереницей веков. На следующий день (йомуты, огурджали, ата, арабачи, ставропольские туркмены) или на третий день после свадьбы (сарыки, салыры, теке, мурчали, гоклены) устраивалась смена девичьих головного убора и прически на женские: 'баш салмак, тайха алмак, орома оромак, эски салмак'. Туркмены - крачли меняли девичью одежду молодой на женскую через 10-15 дней, у чоудоров, как и у некоторых туркменских групп средней Амударьи, смена девичьего головного убора на женский происходила после рождения первого ребенка. У нохурок переодевание молодой проводилось еще в доме ее родителей в день свадьбы. Этот ритуал сопровождался обрядом, во время которого в присутствии собравшихся с головы девушки снимали тахью.

Это было расставание с прежней жизнью перед началом новой. В знак этого нового состояния взрослая женщина переплетала четыре косы в две - признак замужней женщины. Башдарак, послушный властным рукам, быстро разделял волосы невесты. Но девушка имитирует нежелание менять прическу, закручивает 'товлайяр' косы у основания и 'уступает' лишь за небольшой выкуп.Теперь наступала очередь прикрыть эту прическу - надеть сверху высокий женский головной убор 'топбы, б│р?к', украшением которых были серебряные и позолоченные пластины, бляшки, нашивки, подвески и монеты. Необычайно красочный головной убор удивительно гармонировал с нарядом, сказывалось благородство вкуса. Сияние серебра и камней терракотового оттенка освещало лицо, смягчало цвет слегка обожженной кожи южанок, жизнь которых проходила в неустанном труде. Четкая форма головного убора, красивая линия его абриса сообщает особую несказанную прелесть молодому женскому лицу, придавая облику туркменки праздничность.

Здесь уместно привести выдержки из путевых отчетов об облике восточной женщины, поразившем воображение иностранцев: 'В ее жилах текла кровь древних, о чем свидетельствовами смугловатый оттенок ее кожи и теплый ровный румянец, сочетавший в себе именно те качества, которые считались идеальными, среднее между золотисто-желтым и коричнево-бронзовым. О чистоте крови говорили также ее прямой нос, благородной формы лоб, гладкие, но жесткие волосы цвета воронова крыла и изящные руки, украшенные браслетами'.Во время свадебного обряда 2 косы заплетали назад, спускали вдоль спины, скрепляя их плетенкой 'герби', серебряными подвесками - 'асык' - накосными украшениями, выполнявшими роль оберега '...в виде сердца (по поверью туркмен - знак любви между мужем и женой - А.Б.) длиною и шириною в один фут... чем она больше и тяжелее, тем моднее'.

Каждое из украшений драгоценно своим художественным совершенством, хотя на первый взгляд кажется, что в основе этого обряда лежит чисто утилитарное значение - скрепить волосы. Женские головные уборы стремятся закрыть волосы женщины, в то время как девичьи оставляют их открытыми. Закрыванию волос придавалось магическое значение. Представление о магической зависимости между судьбой и волосами было широко распространено у народов Центральной Азии.Зависимость между основными чертами женского головного убора и стремлением сберечь от магической порчи женщину, находящуюся в самом важном для продолжения рода периоде - ношения плода, несомненна. Например, у среднеазиатских евреев, у которых женская чалма бытовала в самой классической форме, в старину трудные роды объяснялись тем, что женщина недостаточно тщательно скрывала свои волосы.

При родах женщины почти всюду снимали головной убор и распускали волосы. Казалось бы, этот обычай может быть объяснен так же, как обычай развязывания узлов 'д?вни ч│змек'; открывания двери и ворот, замков и т.д., чтобы, по аналогии, открыть, т.е. облегчить выход ребенку - по народному поверью, 'дорога на этот свет тяжелая'. При родах женщина проводила волосами по лицу, если во время беременности были пятна 'якал'. С помощью магии волос лицо становилось истым.Восходя к глубокой древности, магическое отношение к волосам и прическе находит свое отражение и в развитых религиях -магометанстве и христианстве. Женщина должна прятать волосы для того, чтобы не употреблять свою магическую силу во зло тому новому роду, в который она входит. Волосы прятали с целью обезопасить и предохранить род мужа от магической силы, принадлежащей чужому роду и могущей принести вред.

Закончился обряд... Уже никогда не вернется беспечное девичество, никогда ощущение воли, свободы не посетит душу молодой. Перед законом и по обычаю девушка стала женщиной - существом зависимым, подчиненным мужу и свекру. Перемена прически и смена женского головного убора символизировали, как и у многих народов, новое положение в чужой семье. Вступление в брак в патриархальном обществе - это закрепощение женщины чужим родом, где она занимала подчиненное положение. Свадебные обряды отражали символику зависимости, подчиненности воле мужа. Естественно, что именно эту зависимость отражал центральный момент обряда - перемена головного убора. Замужняя женщина, по воззрениям туркмен, ни в коем случае и никому не должна показываться без головного убора.

Например, у славян 'засветить волосы', выставить их наружу или пойти с открытой головой - большой позор и грех. Украинцы верили, что если замужняя женщина выйдет, не покрыв головы, она навлечет неурожай, град, падеж скота. Чуваши считали, что замужние женщины, выйдя без головного полотенца, навлекают несчастье. 'Опростоволосить' женщину, лишить ее головного убора, значило опозорить ее брак.Итак, женские и девичьи головные уборы издавна выполняли не только утилитарные и эстетические функции, но играли важную обереговую, магическую роль. В женском костюме головной убор выполнял также естественно-защитную функцию, являясь одним из основных выразителей социально-возрастных различий. В старину женщины, по обычаю, должны были ходить и даже спать с покрытой головой.

Сравнительное изучение старинных головных уборов и причесок различных народов Центральной Азии обнаруживает наличие в них многих общих элементов, свидетельствующих о чрезвычайно тесном и длительном культурном общении этих народов между собой и о наличии общих для многих из них этнических компонентов.До сих пор туркменки придерживаются старинных причесок, особенно женщины среднего и пожилого возрастов. Прежние элементы получили дальнейшее развитие как детали художественного оформления национального костюма. И в наши дни очень модны косы на прямой пробор. Пробор Мадонны украшает наших женщин, придает облику туркменки неповторимую яркость и классическую оригинальность. Классика требует не приблизительности, но точных, тысячелетиями выверенных пропорций.


 
  
 


Венец туркменских девушек
Про головные уборы

А.Байриева
Газета 'Нейтральный Туркменистан' 08.02.02

Для обозначения понятия 'тюбетейка' в Центральной Азии с древних времен употреблялось несколько терминов, генетически восходящих к тюркскому, персидскому и арабскому языкам. Само это слово произошло от древнетюркского 'тубе, тупе' (что значит 'верхушка, холм') и используется в двух его вариантах - 'тубетай' и 'тупи', т.е. 'шапочка, надеваемая на голову'. Этот термин и заимствовал русский язык в форме 'тюбетейка'.

Получил также широкое распространение и другой термин, но арабского происхождения, употребляемый в двух вариантах - 'токия' и 'токы', который в туркменском языке приобрел форму 'тахя', у мари - тахья, у чувашей - тохья, у удмуртов - такъя, у башкир - такыя.
 
  
 

В прошлом девичью тюбетейку украшали серебряными монетами, нашитыми сплошь по всей поверхности ниже гупба (металлического куполообразного полушария с трубочкой в центре), а по вискам спускались подвески. У човдуров, ходжа, ших, туркмен Средней Амударьи гупба не было, но шапочки также покрывались серебряными монетами и бляшками. Старинный свадебный женский головной убор у човдуров украшался серебряными позолоченными подвесками 'шовкеле' и имел вид шлема.

В научной литературе существует версия по поводу 'военного' происхождения туркменской шапочки ('такъе' в переводе с древнетюркского означает 'шлем'). Некоторые исследователи народного костюма не без основания полагают, что раньше тахъи делались из металла и выполняли функцию боевого снаряжения. Посмотрите на праздничный наряд туркменских женщин - он во многом напоминает костюм воина.

Наши прапрабабушки были очень воинственными женщинами и нередко с оружием в руках защищали родную землю от агрессора. А в некоторых случаях, судя по соответствующим эпизодам, зафиксированным в героических эпосах, туркменки, облаченные в боевые доспехи, даже руководили военными действиями. Очевидно, что со временем боевые элементы женских доспехов за ненадобностью трансформировались в украшения, в том числе и боевой шлем, который в наши дни представляет собой красивый головной убор тахя. К версии о 'военных' истоках девичьего головного убора можно добавить, что у северных йомудов шапочка 'сопбаш', сплошь покрытая серебряными монетами и увенчанная ажурным куполком с височными подвесками, поразительно напоминает скифский шлем, изображения которого встречаются на древних вазах и ритонах.

В прошлом туркмены своим детям - в равной степени как мальчикам, так и девочкам - непременно надевали головные уборы. Детям шапочки делали более мягкими, прокладывали верхнюю часть слоем ваты, простегивали редко, слабо натягивая нить. Новорожденному на третий-четвертый день его жизни надевали мягкую шапочку, которую меняли по мере роста ребенка.

Узоры на детских головных уборах выполняли функцию оберега. Йомуды, емрели, карадашлы надевали малышам глубокую шапочку, сшитую точно по форме головы, остальные этнические группы - 'чилле топбы' или 'чилле топ' - стеганую глубокую шапочку, которая держалась на голове ребенка с помощью тесемок, завязываемых под подбородком. Такие шапочки были низкими и отличались разнообразием и красочностью тканей, обилием амулетов, пышностью кисточек и шариков из шелковых нитей, вышивок, блесток и т.п. У туркмен вообще были широко распространены разного рода амулеты, талисманы, фетиши (дога, тумар, различные пуговицы и бусинки и т.п.), которым приписывались магические свойства, помогавшие 'отгонять злых духов', 'предохранявшие' от различных опасностей и бед. Такие амулеты имели форму глаза, сердца, змеиной головы, жуков-скарабеев.

Девушки носили тахя вплоть до выхода замуж, а юноши - всю оставшуюся жизнь, меняя ее по мере износа. Девичий головной убор в прошлом отличался от мужского тем, что был более глубоким. Особенно нарядную по орнаментике и технике шитья тюбетейку надевали на жениха. У пожилых людей тахя была несколько скромнее. Взрослые мужчины головные уборы носили постоянно: надевали маленькую тюбетейку, а поверх нее - пушистую меховую папаху 'силкме телпек'.

Во время свадьбы обряду смены девичьего головного убора ('башсалма') придавалось особое, ритуальное значение: в доме жениха с невестки снимали девичью тюбетейку и передавали в руки его младшей сестры - золовки ('балдыз'). Ритуал перемены прически и головного убора - один из ключевых моментов свадьбы, ведь менялся социальный статус девушки, и это оформлялось новым символом-знаком в ее одежде.

Следуя древним правилам, туркменские женщины, прически которых отличались от девичьих, всегда скрывали свои волосы. Если девушке разрешалось демонстрировать косы (четыре, позднее - две), то замужним предписывалось прятать волосы под головным убором или шапочкой с накосником - 'култепешек', который представлял собой как бы футляр для кос. Согласно преданиям, именно такой головной убор носила Фатима - дочь Пророка Мухаммеда. У туркменок от природы волосы черного цвета, прямые и густые. Их прически всегда отличались красотой и аккуратностью исполнения. Вместе с тем следует отметить, что силуэты причесок у девушек всех слоев населения были однотипными.

Таким образом, в наше время среди детей и молодежи самым популярным и растиражированным атрибутом национальной одежды является красочная тахя, которая находится за пределами влияния капризов изменчивой моды. Если в прошлом головные уборы были самой своеобразной, можно сказать 'информационно-выразительной' частью национального костюма, которая могла многое рассказать об обладателе тахя, то сейчас эти 'опознавательные функции' в большинстве случаев утрачены.

Несмотря на то, что устойчивый в бытовом плане уклад жизни туркмен на протяжении многих столетий сохранил свою оригинальность и изысканную строгость, изменения в национальном костюме все же происходили, но очень медленно и ограничивались рамками традиционных форм. В наше время тюбетейки в провинции в какой-то степени сохранили возрастные и территориальные различия, 'женскую' или 'мужскую' мотивацию, но в Ашгабате в головном уборе юношей и девушек отмечена тенденция к стиранию различий, отражающих их этническое или семейное положение.


 
  
 


Пусть голову твою украсит корона
Про головные уборы

А.Байриева
Газета 'Нейтральный Туркменистан' 01.02.02

Традиционная одежда многих этнических групп почти не сохранилась в наши дни, либо утратила сложность и разнообразие локальных вариантов. Вместе с тем, если покрой и частично отделка одежды мужчин и женщин конца XIX и начала XX вв. были в основном единообразными, то их головные уборы различались довольно-таки четко. Старинные тюбетейки, начавшие выходить из быта уже во второй половине прошлого века, сегодня вновь переживают свое второе рождение. Загляните в любой вуз страны и вы убедитесь в этом. Более того, пройдитесь по многолюдным базарам и вы увидите: тюбетейку носят независимо от возраста и характера одежды - ее можно увидеть как на взрослых, так и на детях, в сочетании как с национальным нарядом, так и с современным костюмом.

Приверженцами национального убранства являются, в первую очередь, люди пожилого возраста. Но за последние годы и у молодежи наблюдается интерес к традиционной одежде туркмен. Старинные элементы, переосмысляясь, успешно используются при моделировании модных костюмов.
 
  
 

Следует отметить, что тюбетейка очень подходит к современному наряду и смотрится в достаточной степени стильно. Тахя - самая красочная часть туркменского наряда - покрывает только темечко, как бы образуя венец - своеобразный драгоценный головной убор.

Обратите внимание на то, как радуются бабушки, глядя на своих внучат, ведь и они когда-то в детстве носили такие же тюбетейки. В стародавние времена люди полагали, что тахя оберегает голову ее хозяина от всяческих неприятностей. Поэтому туркмены головному убору всегда придавали особое значение. Согласно древним обычаям, даже старую тахю нельзя было отдавать другому человеку или же выбрасывать. Те же древние обычаи предписывали как мужчинам, так и женщинам и даже детям во время приема пищи быть в головных уборах.

Головной убор типа тюбетейки носили все народы Центральной Азии. Изображение подобной шапочки встречается в стенописи, датируемой VIII веком. Интересно, что у разных локальных групп прослеживаются идентичные пути развития этого головного убора. Вначале это была шапочка из прямоугольного куска ткани с одним швом, присборенная в верхней части.

Затем маленькая макушка, усложнившись, развилась в тулью, а сама тюбетейка приобрела твердую основу за счет прострочки и прокладки. Если в прошлом такие тюбетейки, как правило, входили в состав комплексного головного убора и служили его своеобразной основой, выполняя как бы вспомогательную функцию (наши дедушки, например, носили ее под телпеком), то нынешнее поколение туркмен тахю воспринимает как самостоятельный головной убор. Правда, и в прежние времена детям, юношам и девушкам разрешалось носить тюбетейки без дополнений.

Наряду с небольшими тюбетейками создавались и глубокие шапочки типа 'борук'. Объясняют это тем, что во время свадебного шествия, когда невеста восседала на верблюде, эта шапочка не слетала с ее головы.
Отличительными чертами покроя тюбетейки было круглое или квадратное донышко и пришиваемый отдельно околыш, наличие прокладки, орнаментированной по краям вышивкой и узорной тесьмой или плетеным шнурком 'жэхек'. Туркменские рукодельницы, воспроизводя сложные и оригинальные узоры по памяти и без предварительного нанесения контуров рисунка на ткань, достигли в области орнаментации высокого мастерства. У большинства туркмен тюбетейка расшивалась яркими шелковыми нитями. А у представителей некоторых групп, например, гоклен - наоборот: вышивка была скромной и редкой.

Вышивка, как правило, очень плотная, заполняла всю поверхность шапочки, а там, где просвечивал фон, она простегивалась шелком в тон ткани мелкими стежками, при этом повторяя узор вышивки.

Устойчивость вышивки была связана с ее социальным значением и не зависела от личных пристрастий мастерицы - она являлась указателем этнической и территориальной принадлежности ее хозяйки. Поэтому все девушки и женщины, живущие в какой-либо конкретной местности, согласно обычаю, носили тюбетейки, расшитые узорами определенной гаммы цветов и композиции. Поэтому в прошлом внимательный человек по расположению, расцветке и характеру вышивки на тюбетейке (как, впрочем, и по одежде) мог многое узнать о ее хозяйке, не прибегая к наводящим вопросам.

Общим у всех туркменских тюбетеек было расположение вышивки. Однако орнамент и сама техника вышивания были разнообразными. Поэтому умело расшитые тюбетейки с полным основанием можно было причислить к оригинальным произведениям искусства. Среди узоров видное место занимал геометрический орнамент, в котором строго соблюдается классическое четырехцветье, включая красный фон, характерный для Ахалского региона. Узор девичьей тюбетейки 'гул тахя' отличается исключительно приятным сочетанием контрастных цветов - белого, черного, желтого. Своеобразно смотрится центральный узор 'гуляйды', повторяющийся мотив 'тегбент' или 'ярты тегбент', расположенный по краям, и 'гул нагыш' в орнаменте тюбетейки.

Мужская тахя, именуемая 'акгаймалы', вышита узорами, обозначающими ярусы, мотивы которых (эгриже, ак гайма, секиз кешде, сайлан, гочак) выполнены белыми нитками. Мужской головной убор выглядит очень эффектно благодаря нескольким ярко выделяющимся параллельным ярусам, как бы обрамляющим тюбетейку. Туркменскими рукодельницами при создании таких шапочек применялись различные вышивальные швы - кеште, гайма, кожуме, чирази и др.

Тахя шили из различных тканей: дорогих (бархата, сукна, шелка), простых (сатина и ситца) и т.п., но чаще всего - из домотканой кетени. Многие типы тюбетеек обнаруживают 'генетическую' близость, отличаясь друг от друга лишь материалом изготовления и незначительно орнаментацией. Крой и вышивка в большей мере сохраняют основные этноотличительные черты, проявляющиеся в технике изготовления, а также способе ношения и названиях головных уборов.

На макушке девичьей тюбетейки - металлическое куполообразное полушарие с трубочкой - 'гупба'. Еще в середине XX века в некоторых туркменских племенах 'гупба' была непременным элементом национального девичьего костюма. В недалеком прошлом в туркменских селах трудно было найти серебряную 'гупба', которую носили девушки на выданье, тем не менее родители очень старались достать ее, так как она отличалась от той, которую носили девочки-подростки. И надевая ее, они ласково говорили своей дочери: 'Dep - t ji bolsun!' - 'Пусть голову твою украшает корона!'

В некоторых туркменских племенах серебряный куполок 'гупба' служил своеобразным навершием, куда вставляли птичьи перья - они выполняли функцию оберега.Так, например, иомутки носили остроконечную шапочку с нашитыми на ней перьями совы или филина, головные уборы гокленских девушек украшались прямыми перьями, представительницы других этнических групп использовали также перья сокола, фазана, рябчика и даже разноцветные перья петуха.А если же шапочка не была украшена перьями, то это означало, что девушка уже сосватана.