Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Пресс-ОбоЗрение
 
 
  
 


Возвращение ахалтекинца
Коневодство

Овез Гундогдыев

Нейтральный Туркменистан 24.04.04


На протяжении тысячелетий предки туркмен берегли коня, улучшая его породные качества. Благодаря коню туркмены были известны далеко за пределами своей Родины, ибо боевой конь, прекрасно обученный, обеспечивал многие победы над врагами. В средние века у отдельных огузских бегов насчитывалось в табунах до 100 тысяч лошадей! Туркмены разводили несколько пород лошадей, среди которых приоритет принадлежал ахалтекинцам. Красавец-ахалтеке поражал взоры иностранцев, которые с восхищением во все эпохи описывали туркменского скакуна.

 
  
 

ОДНАКО с присоединением Туркменистана к Российской империи коневодство постепенно стало приходить в упадок. Вот что писали путешественники начала XX в. А.А.Олсуфьев и В.Н.Панаев: 'Жаль, что горячей, красивой туркменской лошади предстоит в скором времени полное исчезновение, но надо надеяться, что местная администрация обратит на это внимание и не допустит совершиться такому гнусному факту'.
Конечно же, колониальные власти, учитывая военное значение лошади, создали в 90-х гг. XIX в. специальную комиссию, которая определила, что 'туркменская порода, веками разводимая, акклиматизированная для Закаспийской области, стоит вне конкурса'. Комиссия отмечала, что надо воскресить первобытный тип ахалтекинской чистокровной лошади и будет '... очень печально, если правительство (имеются ввиду колониальные власти. - О.Г.) допустит окончательное исчезновение с лица земли этой типичной кровной лошадиной породы'.

Несмотря на это, число чистокровных лошадей неуклонно сокращалось. В официальном отчете начальника Закаспийской области в конце XIX в. говорилось: 'Коневодство занимает в области лишь третье место после верблюдов и баранов. Кровный, отличающийся высокими качествами, туркменский конь, уступил в силу изменившегося порядка вещей место лошади, менее ценной, беспородной, но более его пригодной для мирного дела землепашца и торговца,.. уменьшается внутренний спрос на чистокровных туркменских коней, владение которыми стало лишь уделом богатого любителя, охотника до хороших коней и скачек'.
В начале XX в. ахалтекинцы в огромном количестве вывозились из Туркменистана. Известный селекционер, профессор М.И.Белоногов писал: 'Этот массовый вывоз лучших лошадей на сторону явился одной из причин упадка всего туркменского коневодства вообще и ахалтекинского в особенности'.

Кроме вывоза породистых скакунов в Бухару, Хиву, Афганистан, Персию, большое количество их вывозилось в Индию и Россию.
Сокращение поголовья туркменских лошадей объясняли и повышением цен на зерно, что значительно осложняло дело и убивало, по словам царских властей, '...у коневодов охоту производить ахалтекинскую лошадь, на которую положительно не находят у себя охотников, а должны для продажи вести в Мерв, Серахс или Тахтабазар, где она продается за границу (Персию, Афганистан) за хорошие деньги'.
И все это произошло за какие-то полтора-два десятилетия после 1881 г. На начало 1890 г. во всей Закаспийской области насчитывалось всего 36330 голов лошадей, из которых чистокровных особей не набиралось и десятой части.

Туркменские кони не пользовались популярностью у местных царских властей - шла сознательная работа по метизации лошадей. Например, в 1911 г. в закаспийской конюшне имелось всего 24 лошади. Состав пород лошадей не указан. Но в следующем, 1912 г. на конюшне уже находилось 18 лошадей: 8 ахалтекинцев, 5 английских лошадей, один арабский скакун, 3 орловских рысака и одна арденская лошадь.
Среди царских властей находились отдельные люди, которые как-то старались улучшить состояние туркменского коневодства. На ипподромах в Асхабаде и Мары ежегодно разыгрывалось до 4-х тысяч рублей. Ахалтекинцев отправляли на выставки в Ташкент (1909г.), Пятигорск (1912г.), Киев (1913г.) где они привлекли всеобщее внимание.
Специалист из Германии Эттинген писал после Киевской выставки: 'Среди всех конских пород мира туркменские лошади выделяются наиболее приятными и легкими движениями'.

А российский автор И.М.Ильенко отмечал: 'Текинские кобылы по типу представляют удивительные экземпляры, напоминающие старинные гравюры английских лошадей'.
Но все-таки реальных мер не было принято. Коневодство в Туркменистане не получило для своего развития экономической перспективы. В 1914 г., когда началась первая мировая война, из Туркменистана в большом количестве вывозили лучших лошадей (из них около 7 тысяч самых чистокровных).
После 1917 г. коневодству стали уделять больше внимания, так как в лошадях нуждалась Красная Армия. В 1935 г. был создан Государственный племенной рассадник ахалтекинских лошадей, с того же года на ахалтекинскую и йомудскую породы лошадей стали вести Государственные племенные книги. Тогда же, в 1935 году был совершен героический конный переход (4300 км за 81 день) из Ашхабада в Москву.

Но постепенно и при советской власти работа с племенными лошадьми стала сворачиваться. Коневодческие фермы колхозов существовали только за счет энтузиазма преданных скакунам людей.
На совещаниях по коневодству постоянно вносились предложения о метизации ахалтекинцев с донской, буденновской и другими породами. Туркменским ученым с большим трудом удалось отстоять ахалтекинца, но работу с ним значительно сократили. В 1949 г. Марыйский госудаpственный и Ашхабадский республиканский племенные рассадники были объединены в один, где поголовье уменьшили в два раза. С 1954 г. на Ашхабадский конный завод прекратили подавать воду, и к 1956 г. там находилось около 40 полуголодных лошадей. А работа с йомудской породой вообще чуть было не прекратилась!

Ахалтекинец находился на грани вымирания: перестали проводиться межколхозные и межрайонные скачки, было приостановлено ведение и издание Государственных племенных книг, не велась научно-исследовательская работа.
М.И.Белоногов в 1956 г. с горечью писал; 'Время еще не упущено, ухудшение качества еще не дошло до тех пределов, когда все усилия могут быть тщетными. У нас имеются все возможности вернуть Туркмении былую славу ее лошадей, было бы только желание!'
Но этот призыв не был услышан.

Да, история туркменского коневодства, уходящая своими корнями в глубокую древность и неразрывно связанная с коневодством предков туркмен-туранцев (т.е. первых коневодов мира) могла полностью исчезнуть! Несмотря на постановление Совета Министров 1975г. 'О неотложных мерах по сохранению и дальнейшему развитию в республике ахалтекинской и йомудской пород лошадей', самых лучших скакунов стали сдавать на мясо.
И только с приходом к руководству республикой Сапармурата Туркменбаши у туркменских коневодов, наконец, появились новые возможности для развития отрасли. Как только Великий Сердар стал Президентом суверенного Туркменистана, он создал Государственное объединение 'Туркменатлары' (такой структуры нет ни в одном госудаpстве мира!), разрешил настоящим энтузиастам содержать и воспитывать прекрасных скакунов. Наш Президент на весь мир заявил о том, что ахалтекинцы объявлены национальным достоянием туркменского народа. Была создана Международная ассоциация ахалтекинского коннозаводства (МААК) со штабом в г.Ашхабаде, и вполне закономерно ее Президентом был избран Сапармурат Туркменбаши.

Начиная с 1992 г., последний дынчгюн месяца Гурбансолтан в нашей стране ежегодно отмечается Праздник туркменского скакуна. В Ашхабаде проводятся международные конгрессы, конференции, посвященные истории скакунов, а также тренировке, лечению и уходу за лошадьми. В столице Туркменистана прошло торжественное открытие ипподрома, аналогов которому нет в Центральной Азии.




 
  
 


Ахалтекинец вышел на авансцену
Коневодство

Гульшат Пирмухамедова

Нейтральный Туркменистан 24.04.04


С глубокой древности до наших дней для истинных ценителей лошадей эталоном красоты является туркменский конь ахалтекинской породы. Как писал профессор М.И. Придорогин, 'ахалтекинские кони - это чувство горделивого подъема. Тот, кто видел туркменского коня, тот действительно наслаждался настоящей красотой'.

ТУРКМЕНИСТАН - страна древнейших цивилизаций и великих традиций. Беспощадное время превратило в руины некогда грозные крепости и богатые города, но оказалось невластным над удивительным живым памятником славного прошлого - ахалтекинским скакуном, чья родословная восходит к величественной древности Нисы и Мерва.

 
  
 

Еще в начале прошлого века текинских лошадей из оазиса Ахал называли ахал-теке. Здесь, на краю Каракумов, веками шлифовались качества этой уникальной породы, от отца к сыну передавались секреты ее разведения. Само существование туркмен в значительной мере зависело от наличия у них превосходных коней. Верный спутник - конь мог выстоять в раскаленных песках, нести воина с оружием, тяжелой кошмой и запасами, преодолевая огромные расстояния изо дня в день. Особые условия пустыни диктовали и особое отношение к коню. Конь был лучшим другом, членом семьи. Такое отношение позволило осуществлять идеальную селекцию для постоянного совершенствования породы. Недаром у туркмен есть пословица: 'После того, как ты поприветствовал своего отца, поприветствуй своего коня'.

Ахалтекинцы никогда не паслись в табунах. Туркмены держали коней по одному - два, кормили с рук отборным зерном, лепешками с бараньим жиром, тщательно готовили к скачкам. Ахалтекинцы переносили голод и жажду лучше всех других пород. Жеребенок считался частью семьи, был окружен вниманием и любовью, вот почему ахалтекинцы отличаются такой преданностью хозяину и настороженностью к чужим людям. 'Семейное' содержание не портило коней. Наоборот, опытные тренеры (сейисы) помогали коням развить необычную выносливость и резвость. Порода совершенствовалась веками, и ахалтекинцу от рождения было предначертано жить рядом с человеком.

Лошадь была знакома с незапамятных времен; туркмены и создали древнейшую коневодческую культуру такого высокого уровня, что их кони славились от Греции до Китая. Во II в. до н. э. китайский император посылал в Центральную Азию за 'небесными конями' военные экспедиции.
От своих предков туркмены получили в наследство и замечательных скакунов. Исторически сложилось так, что сам уклад жизни туркмен способствовал сохранению прекрасного ахалтекинца в чистоте и блеске породы. В частых войнах с грозными и могущественными соседями резвость и боевые качества коней были очень важны для отважных туркменских джигитов.

Ахалтекинская порода имела огромное значение для коневодства Среднего и Ближнего Востока. Под именем персидских и турецких туркменские жеребцы попадали в Европу, где они оказали значительное влияние на формирование и чистокровной верховой, и некоторых полукровных пород.
Издавна знали и любили туркменских коней и в России, их называли аргамаками. Со времен Ивана Грозного они использовались для селекции лучших русских верховых пород. Еще в середине прошлого века они составляли более трети поголовья российских конных заводов.

Ахалтекинская, несомненно, одна из красивейших конных пород в мире. Кто хотя бы раз увидел ахалтекинца, всегда отличит его от других лошадей: экстерьер его поражает утонченностью и благородством. Высокий, сухой и поджарый, с узкой, но относительно глубокой грудью, высокой, четко очерченной холкой, сильным крупом, длинными тонкими ногами. Движения ахалтекинца, привычного к сыпучим пескам, по-кошачьи гибки, галоп настильный, как бы скользящий над землей. Шея ахалтекинской лошади длинна, тонка и гибка; она имеет своеобразную 'оленью' форму. Высоко он несет легкую благородную голову. У ахалтекинца длинные, тонкие уши, утонченная, изящная лицевая часть головы и совершенно особенные глаза: большие, выразительные, имеющие характерную удлиненную форму. Масти туркменского скакуна разнообразны и очень красивы: не только привычные гнедая, вороная, рыжая, серая, но и буланая всевозможных оттенков: соловая, редчайшая изабелловая. Но даже обычная масть ахалтекинца часто преображается, приобретая яркий золотистый оттенок, который был свойствен предкам ахалтекинцев с древнейших времен.

В дальних пробегах хрупкий на вид ахалтекинец проявляет необыкновенную выносливость, легко переносит жажду. В то же время ахалтекинец - лошадь очень чуткая, у него высоко развито чувство собственного достоинства.
В прошлом ахалтекинцев растили для войн и скачек, но в наши дни благодаря своим уникальным качествам они оказались прекрасными лошадьми для классических видов конного спорта. Способности ахалтекинцев очень многогранны: благодаря своим уникальным породным качествам они могут найти себе применение не только в классических видах конного спорта, но и в цирке, и в пробегах, популярность которых в мире в последнее время очень возросла. Но главное качество ахалтекинца - его беззаветная преданность человеку, связанному с ним узами дружбы и понимания.
Ахалтекинцам по праву принадлежит первое место в ряду чистокровных пород, таких, как английская и арабская. Судьба ахалтекинца в XX веке складывалась сложно. К 80-м годам прошлого века уникальная порода была на грани вымирания.

И как знать, смогли бы туркмены сохранить для потомков эту уникальную породу - гордость нации, если бы не эпоха независимости, счастливо изменившая судьбу народа и национальных реликвий. Чтобы устранить угрозу исчезновения ахалтекинца, Указом Президента Туркменистана Сапармурата Туркменбаши в месяце Рухнама 1991 г. было создано Государственное объединение 'Туркменатлары'. А с 1992 г. Указом главы государства был установлен новый Национальный праздник - День туркменского скакуна, который мы традиционно отмечаем в последний дынчгюн месяца Гурбансолтан. По инициативе лидера нации была создана Международная ассоциация ахалтекинского коннозаводства, президентом которой был избран Сапармурат Туркменбаши, сделавший все возможное для сохранения уникальной породы.

Благодаря кропотливому труду многих поколений потомственных туркменских коневодов наш народ сохранил этот живой шедевр природы с его божественной красотой. Благородный туркменский скакун является родоначальником многих верховых пород в мире. Число любителей этой породы растет, расширяется и география ее разведения: ахалтекинцев можно встретить даже в далекой Австралии. И важно сохранить нашу национальную гордость - ахалтекинца для будущих поколений: ведь это, как сказал В.О.Витт, 'последние капли того источника чистой крови, который создал все верховое коннозаводство мира'.