Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Пресс-ОбоЗрение
 
 
  
 


Католический костел
Прошлое столицы

Руслан Мурадов

AgnuzInfo
 
  
 

Филиальный костел (часовня) Ташкентского прихода во имя Преображения Господня был основан в административном центре Закаспийской области в 1903 г. ксендзом Юстинасом Пранайтисом при содействии супругов Будкевич, пожертвовавших свой участок площадью в 200 сажен в центре Асхабада, в квартале между улицами Овражной и Левашовской. Еще в начале 1904 г. Ю.Б.Пранайтис обратился в могилевскую Римско-Католическую архиепархию с просьбой благословить его на постройку в Ташкенте и Асхабаде "молитвенных домов с алтарями, органами, колоколами и всеми прочими принадлежностями".(На снимке - Асхабадский костел)
Затем Военное министерство направило в Департамент общих дел иностранных исповеданий просьбу католиков о разрешении на строительство молитвенного дома3, и после соблюдения всех формальностей начались строительные работы, продолжавшиеся пять лет. В сентябре 1909 г. Пранайтис доложил управляющему Могилевской архиепархией, что на средства, собранные вскладчину, им завершено возведение трех каменных костелов, в Асхабаде, Кызыл-Арвате и Маргелане4.

Асхабадский костел, построенный наполовину из жженного и сырцового кирпича, "представлял собой неоготическое строение... На просторном алтаре возвышался образ Преображения Господня, подаренный ксендзу Пранайтису духовной Академией. В боковых приделах алтаря располагались образы Пресвятой Девы Марии - дар прихода Св.Станислава в Санкт-Петербурге - и Св.Экспедита, заказанный курантом в Ташкенте, где были отлиты также колокола"5. В плане это была трехнефная базилика с выступающим вперед внешним притвором, над которым возвышалась двухъярусная колокольня, перекрытая сильно вытянутым восьмигранным шатровым куполом и увенчанная крестом. Внешне здание напоминало образцы английской перпендикулярной готики, однако характер декора, многие детали, да и вся объемная композиция выдавали польские и русские корни архитектуры этого костела.

Наряду с лютеранской кирхой (1907 г.) и тремя православными соборами костел на протяжении двадцати лет оставался одной из нескольких городских доминант. Выразительный силуэт его башни возвышался над одноэтажным городом, а вокруг здания был небольшой парк, ограниченный высоким ажурным забором.

По архивным материалам пока не удалось установить авторство этого своеобразного памятника, чей образ запечатлен на единственной сохранившейся почтовой фотооткрытке, изданной в 1912 г. Его судьба оказалась такой же трагической, как и тысяч других храмов, оказавшихся на территории СССР. В 1921 г. Ашхабад еще оставался вторым после Ташкента туркестанским городом, где проживало больше всего католиков (около ста человек). В следующее десятилетие число их неуклонно сокращалось вследствие эмиграции и нарастающего давления государственных органов на церковь.

В конце 20-х годов ашхабадский костел уже не функционировал. Разоренное здание простояло до 1932 г., а затем решением местных властей оно было полностью снесено как чуждое советской идеологии, а на его месте в 1933-1934 гг. был построен кинотеатр "Художественный". Это строение рухнуло во время землетрясения 6 октября 1948 г., а спустя четверть века здесь же возведен Дом политического просвещения, ныне переименованный во дворец Мекан. Расположение его актового зала почти совпадает с участком, который занимал когда-то католический костел.

Примечания

1 Центральный государственный архив Туркменистана, Ф.И-1, оп.2, д.2759.
2 РГИА (Российский государственный исторический архив, Санкт-Петербург), Ф.826, оп.3, д.43, л.128.
3 РГИА, Ф.821, оп.125, д.1166.
4 РГИА, Ф.826, оп.3, д.43, л.150.
5 Мajdowski A. Католический костел в Средней Азии (К истории церковного строительства в Российской империи). Warszawa, 1995, c.58-59.


 
  
 


Между Каракумами и Копетдагом
Древности Ахала

Руслан Мурадов
Пресс-курьер Туркменбаши


Когда самолет, подлетающий к Ашхабаду, начинает снижаться, в иллюминатор можно увидеть, как серая монотонная рябь песчаных барханов пустыни Каракум сменяется зелеными прямоугольниками полей, а дальше ландшафт оживляют холмы и горы. Земля внизу - это и есть Ахал - узкая плодородная полоса, растянувшаяся на десятки километров, испокон веков богатая пастбищами и водными источниками, ставшая колыбелью самой ранней в Центральной Азии культуры древних земледельцев и родиной прославленных ахалтекинских коней.

История цивилизаций, существовавших в прошлом на этой земле, начинается как минимум 8 тысяч лет. Их следы здесь можно встретить повсюду: в пустыне и предгорьях, вдоль русел пересохших рек и в пещерах. Следы человеческой деятельности сохранились в виде орудий труда, предметов быта и настоящих произведений искусства из камня и кости, керамики и металла, включая бронзу, серебро и золото. Далекие предки туркмен напоминают о себе своей архитектурой - от глиняных домов, святилищ и некогда неприступных крепостей до роскошных дворцов и храмов. Конечно, уцелело до наших дней совсем немногое из того, что некогда составляло славу местных городов. Но задолго до появления крупных человеческих поселений здесь уже сложились очаги первобытного хозяйства, изучение которых позволило археологам заключить, что нынешний Ахал служил северо-восточной границей некогда единого переднеазиатского мира, который простирался отсюда до берегов Средиземного моря.

Джейтун - вот первое, пожалуй, звено в бесконечно длинной цепи сменявших друг друга населенных мест. Теперь это едва заметный курган на самом краю песков, в 28 километрах к северо-западу от Ашхабада. А в конце VII-VI тысячелетий до н.э. здесь стоял один из многих поселков ранних земледельцев и скотоводов. Но именно Джейтуну вследствие его хорошей изученности в ХХ веке довелось стать эталонным памятником своей эпохи. После раскопок, которые в 1955-1958 годах осуществили здесь археологи Вадим Массон, Игорь Хлопин и Виктор Сарианиди, в науку прочно вошло понятие "джейтунская культура".

Трудно даже представить даль времени, когда она процветала. Колесо еще не было изобретено (это произошло лишь в IV тысячелетии до н.э.). Стало быть, не было и колесных повозок, не было и одомашненных лошадей, но люди здесь уже научились выращивать пшеницу, приручили коз и овец, а собаки стали их верным спутниками на охоте, охраняли стада и жилища. Климат тогда был намного мягче, а подгорная полоса значительно шире. Постепенно картина менялась, с севера наступала пустыня и жизненное пространство смещалось ближе к Копетдагу.
 
  
 


Следующее звено в этой цепи - Анау. Рядом с современным поселком,
который стал теперь административным центром Ахалского велаята, сохранились два холма, чей возраст составляет 7 тысяч лет. Раскопки здесь еще в 1904 году начала американская экспедиция Рафаэля Пампелли, а сейчас они продолжаются совместными усилиями специалистов Туркменистана и США. Холмы Анау - это тоже рядовые поселения, одни из великого множества подобных на земле Ахала, совершенно случайно ставшие столь знаменитыми. Так же как и Джейтун, они дали научное наименование целой группе археологических памятников. (снимок взят из сайта http://www.sibnet.tm)

Период существования анауской культуры приходится на V-начало III тысячелетия до н.э. Коней здесь все еще не знали: кости, которые Пампелли принял за останки лошади, принадлежали кулану. Но в основном это был принципально более высокий уровень развития общества. Появилось прикладное искусство, о чем свидетельствуют многочисленные глиняные сосуды с орнаментальной росписью, украшения в виде бус из различных пород камня, в том числе бирюзы и сердолика, нередко составляющие целые ожерелья. Наконец, именно в Анау в 2000 году удалось обнаружить каменную печать, вызвавшую особое волнение археологов, ведь засечки на ней так напоминают письменные знаки!

Спустя тысячи лет, когда эта земля стала называться Парфией, чуть дальше анауских холмов возникло селение Гатар, в средневековье превратившееся в крупный мусульманский город Багабад. Безусловной жемчужиной Ахала была мечеть Сейит-Джемалэддина, построенная в XV веке на склоне цитадели средневекового Анау, строго в направлении Мекки. Эта мечеть знаменита тем, что ее главный фасад украшали изображения двух драконов в китайском духе, составленные из мелких майоликовых плиток. Эта цветная мозаика не просто совершенна по технике исполнения - она поражала воображение многих поколений живших здесь людей, пытавшихся дать объяснение теме, столь необычной для мусульманского здания.

Драконы (по-туркменски аждарха) стали считаться покровителями Анау, а само место бывшей мечети, которая почти полностью разрушилась во время катастрофического ашхабадского землетрясения 6 октября 1948 года, и ныне почитается как святилище. Местные жители и паломники приходят сюда едва ли не ежедневно, чтобы совершить традиционный ритуал.
Но самое знаменитое историческое место находится в нескольких километрах от него, почти у подножия гор. Это Ниса, или Митридатокерт (город Митридата - одного из первых парфянских царей). Именно с этим городом связана слава лучших коней античного мира: грациозных, с тонкой и гибкой шеей, большими глазами, точеной головой, стройными и крепкими ногами.

Задолго до появления Парфянской державы Геродот (V век до н.э.) в седьмой книге своей "Истории" описал процессию, в которой двигался персидский царь Ксеркс "на колеснице, запряженной нисейскими конями". Впереди также шли 10 священных нисейских коней в роскошной сбруе, за ними ехала священная колесница Зевса, которую везли 8 белых коней.
Поразительный факт: на нисейской равнине, где, как писал Геродот, "разводят таких больших коней", и сегодня, спустя 25 веков, занимаются тем же. Нынешний конный завод расположен как раз возле Нисы, там, где по-прежнему растет клевер - излюбленный корм скакунов.
Таковы лишь самые известные точки на карте Ахала, но ими, конечно, далеко не исчерпывается список его достопримечательностей края.

Наконец, остается невыясненным вопрос - что, собственно, означает слово "Ахал", каково его происхождение? На этот счет исследователями высказывались разные мнения. Известно оно с XVIII века и постепенно вытеснило из употребления более старое наименование этой же территории -Аркач, или Кесе-Аркач (в смысловом переводе - "равнина позади гор"). В начале XIX века хивинский историк Мунис писал: "Ахалом туркмены называют сырые и изобилующие водой земли. Эта страна относится к округу Нисы и Абиверда. Большинство мест здесь заболочены и удобны для посевов риса".

Туркмены-текинцы осваивали этот край с середины XVIII века, занимаясь прежде всего земледелием. Вот как описывал местный пейзаж один из офицеров русской армии накануне присоединения этой области к России в 1881 году: "Текинские поселения между Бами и Геок-Тепе прошлое лето имели весьма живописный вид. Глиняные стены маленьких укреплений были окружены цветущими лугами голубой юнжи (род клевера) и поля желтели пшеницей и джугарой. Серые стены и кибитки прятались в яркой зелени фруктовых садов и виноградников".

Академик В.В.Бартольд, написавший в конце XIX века для немецкой "Энциклопедии ислама" специальную статью "Ахал-теке", определил в ней географические границы местности: "Названием Ахал (появляется лишь в новейшее время) объединяются оазисы по северному склону горных цепей Копет-Даг и Кюрен-Даг, между железнодорожными станциями Кызыл-Арват и Гяурс; вторая половина названия взята из имени нынешних обитателей этой местности -туркменского племени теке".
* * *
Туркмены Ахала не только сохранили и приумножили доставшуюся им от предков редкую породу скаковых лошадей. Они оставили немало легенд и сказаний о своих любимцах. Вот одна из них. Как-то во время состязаний одному гнедому скакуну не нашлось соперника. Посовещались старики и решили избрать соперником не коня - сокола. По всему Ахалу разнеслась весть о необычном соревновании, тысячи людей пришли посмотреть. И вот из толпы вышел хозяин сокола, поднял вверх приманку -кусок сырого мяса. Одновременно выпустили на дистанцию гнедого скакуна и птицу. Словно стрела промчался мимо изумленных зрителей конь и секундой позже опустился на руку хозяина сокол. Говорят, с тех пор и дают ахалтекинским лошадям имена птиц: Гарагуш (Орел), Гарлавач (Ласточка), Лачын (Сокол), Дурна (Журавль), Бургут (Беркут)..