На главную   Содержание   Следующая
 
Пресс-ОбоЗрение
 
 
  
 


Древние традиции туркмен
О вождизме

Овез Гундогдыев
Газета Нейтральный Туркменистан. 26.06.02

В глубокой древности у туркменского народа сложилась та модель традиционной политической культуры, в которой сформировался особый институт верховной ханской власти. Этимологически слово 'хан' восходит к слову 'ган' (кан), что в переводе с древнетюркского означает 'кровь', 'кровный', т.е. 'хан' - это основа общины, ее кровь.
 
  
 

Испокон веков туркменские ханы поклонялись верховному Богу Тачры - всемогущему Богу неба, не неба в прямом понимании, а небесного всадника - властелина, бороздящего космическое пространство и охраняющего законы туркменского народа. По понятиям туркмен-огузов, Тачры распоряжался всем происходящим в мире. Он давал ханам мудрость (билге), храбрость (алп) и власть, он дарил народу ханов, наказывал согрешивших против хана. А ханы считались земным воплощением Тачры. Поэтому-то они и прибавляли к своим титулам эпитеты 'неборожденный', 'небоподобный'. Правящая династия воплощала в себе госудаpство и была частью мироздания. Не случайно в Туркмено-Сельджукской империи (XI - начало XII вв.) правитель ассоциировался с госудаpством, а госудаpство - с шатром, где несущая срединная основа - везирь, веревки - беги, материя - казии и векили и т.д.

Небо дарило ханам, согласно понятиям средневековых туркмен, своего рода 'царский венец' - особую силу 'гут', что нашло свое отражение в именах некоторых правителей: 'идигут', 'гутлуг' и т.д. Ведь правитель - источник всякой благости, и в его функциональные обязанности входило быть пастырем своего народа, т.е. владеть, контролировать, управлять, наказывать, защищать, заботиться, кормить, давать приют, увеличивать население. Лицо, принадлежащее к царскому роду, считалось неприкосновенным, оно находилось под покровительством неба. Хан являлся гарантом благополучия народа и должен был обладать величием.

Огромные личные табуны царя, его заповедные места охоты, большая казна -все это свидетельствовало о богатстве народа.
Правители и вожди туркмен всегда сознавали, что нужно вести народ не только в бой, но и уметь устроить общество. Основная формула туркменских ханов сводилась к следующему: 'сражаться на коне -есть наше госудаpство. На коне можно завоевать весь мир, но для того, чтобы управлять им, нужно слезть с коня'.

Правитель - 'отец подданных'. Еще во времена ариев - одних из предков туркмен - царь в дни Новруза выходил в поле, садился на трон и устраивал прием для простого народа. Византийский историк Приск Панийский лично видел гуннского императора Аттилу (IV в.) в роли судьи, когда тот, стоя на крыльце дворца, выслушивал жалобы. Имеется множество примеров того, как туркмено-сельджукские государи немедленно пресекали несправедливость, совершаемую некоторыми правителями областей по отношению к населению.

Вплоть до принятия туркменами-огузами ислама сакральная природа власти находилась под покровительством неба. После принятия ислама туркменские правители взяли себе, причем совершенно обоснованно, мусульманский титул султана (правитель, господин). Первым среди туркменских правителей этот титул носил Махмуд Газневи. Впоследствии все туркмено-сельджукские правители носили титул султана, становясь доверенными лицами 'имама правоверных' (халифа) и 'повелителями мира'. Судя по этому факту, мы можем говорить о традициях, где власть основывалась на божественном предопределении.

Великий везирь Туркмено-Сельджукского госудаpства Кавамуддин Абу Али Хасан ибн Али ибн Исхак, носивший почетный титул 'Низам ал-мульк' ('Порядок госудаpства'), в своем выдающемся трактате 'Сиясатнама' отмечал: 'Всевышний в каждую эпоху избирает одного из людей, прославляет и украшает его достоинствами государя'.

По мнению академика В.В.Бартольда, туркмены-сельджуки сумели создать идею '...султана ислама как верховного правителя всего мусульманского мира, стоящего рядом с халифом, религиозным главой мусульман, освещающим власть султана своим религиозным авторитетом'.

До создания Туркмено-Сельджукской империи верховного правителя избирали беги. Китайский источник описывал обряд 'коронации' у гек туркменов: 'Их государя сперва перед возведением на престол близкие его помощники и важные сановники усаживали на войлок и несли девять кругов по солнцу. При прохождении каждого круга сановники и подданные кланялись хану'.

У туркмен-сельджуков подобный церемониал уже не практиковался. Наследником престола назначался при жизни султана его сын. Существовала особая церемония возведения его на престол. Царевича сажали на лошадь, которую вел под уздцы сам султан. Впереди шли беги и дарили халаты и вышитые попоны участникам торжества. Так был возрожден древнейший арийский обычай - сажание на коня символизировало возвышение наследника над народом, а конь при этом воплощал в себе госудаpство и народ.

Однако обычай поднятия хана (а этот титул сохранялся наряду с новыми мусульманскими) на белой кошме продолжал бытовать на всем протяжении туркменской истории. Туркмено-османский историк Лютфи-паша писал, что огузские беги, стоя вокруг избранника, трижды преклонялись перед ним, а потом подносили ему чаши с вином и сладкими напитками.

Туркмено-сельджукские законодатели четко определяли место каждому чину руководства в госудаpстве. Например, Низам ал-мульк пишет, что по воле Бога каждому госудаpю даются помощники, чтобы '...каждому (он) положил по его силе чин и место, избрал бы среди людей слуг и челядинцев, дал бы каждому степень и положение, доверяясь им в отношении духовных и мирских важных дел,.. когда обнаружится со стороны кого-либо из слуг и чинов недостойность и своевольство, а они через наставление, совет и порицание исправятся, очнутся от сна невежества, - то пусть такового возьмет на то же дело; если же не очнется, пусть не оставляет, а заменит его кем-либо, кто достойнее. Тех же из людей, кто, не ценя милости, не разумеет благ безопасности и спокойствия, в душе замышляет измену, проявляет непослушание и дерзит, следует наказать сообразно их прегрешениям, спросить с них по размеру их преступления, затем простить'.

В другом месте он отмечает, что '...амилям (сборщикам налогов), которым дают должность, следует внушать, чтобы они хорошо обращались с людьми Бога, Преславного и Всемогущего, не брали бы сверх законного налога, предъявляли бы свои требования учтиво, в хорошем виде, и пока у них рука не достигнет урожая, пусть ничего у них не требуют, т.к., если потребуют прежде времени, создадут народу невзгоды и если придут во время сбора урожая, то по необходимости они будут продавать за полдирхема, из-за этого станут лишенными всего бродягами... Надо постоянно разузнавать о делах амилей (амиль - очень высокий чиновник, подчиняющийся только везирю - О.Г.). Если у них все идет так, как мы упоминали, пусть должность будет сохранена за ними, а если нет, следует заменить их достойными лицами. Если он возьмет у людей что-либо лишнее, следует это у него отнять и возвратить обратно людям, а если у него есть что-либо из имущества, пусть возьмут для примера другим, дабы не чинили своеволия.

Другой раздел: следует также разузнавать о делах везирей, ведут ли они дела подобающим образом или нет, так как благо и злополучие государя и его госудаpства связаны с везирем. Везирь (советник правителя -О.Г.) хорошего поведения и рассудительности - госудаpство благополучно, войско и народ спокойны, зажиточны, а сам государь - со спокойным сердцем, а когда плохого поведения - в госудаpстве порождается такая разруха, что нельзя сказать...'.

Примерно то же самое о руководителях госудаpства говорит Унсур-ал-маали Кейковус, написавший свое этико-дидактическое произведение 'Ковуснама' в 1082 г., т.е. в эпоху туркмено-сельджукского султана Мялик-шаха. Будучи сам по материнской линии из потомков туркменского султана Махмуда Газневи, он наставляет своего сына: 'Знай, о сын, что если станет так, что попадешь ты в везири, то умей отчитываться, разбирайся в делах и народах. Умей хорошо вести дела, с повелителями своими будь правдив, воздавай должное благодетелю своему. Не желай все (забрать) себе, ибо говорят: кто желает всего, тот все и утратит. Всего тебе не дадут. Если на время тебе и дадут, то потом с тебя стребуют. Если вначале (малое) спустят, то потом не спустят'.

Далее Кейковус советует сыну (в случае, если тот станет правителем): 'Службу давай сообразно (способностям) человека. Но когда даешь слуге (т.е. чиновнику) какую-нибудь службу, то хорошенько присмотрись и дай ему службу подобающую. Тому же, кто службы не достоин, ничего не поручай. Например, тому, кто годится в виночерпии, должность фарраша не давай, а того, кто годится в казначеи, не делай хаджибом. Не всякое дело можно поручить любому человеку, ибо говорят: для каждой должности - свои люди'.

Автор XIII в. Шариф Мубаракшах, по материнской линии также происходящий из туркмен-газневидов, приводит следующий хадис Пророка Мухаммеда: 'Каждый, кто будет эмиром над четырьмя мусульманами, прибудет в день страшного суда со связанными руками и с железными оковами на шее. Если на свете он совершил справедливость, то она придет, освободит руки от пут и шею от железного ошейника и уведет его в рай. А если он совершал несправедливость, то насилие уведет его в ад'.

Мубаракшах даже разработал некий стандартный образ руководителей госудаpства. Перечисляя физические данные и другие качества, которыми должны были обладать высшие чины, он пишет: 'Они непременно должны быть высоконравственными, не боящимися риска, приятными на вид, достаточно высокого роста, изящно одетыми, безупречной веры, с приятным характером, обходительными, щедрыми, уверенными в суждениях, сладкоречивыми, осторожными в делах, правдивыми в общении, с развитым тактом; в делах госудаpственных они должны быть проницательными и решительными, мужественными, отважными; проявлять твердость, обходительность, покорность властителю, великодушие,.. должны быть немстительными, милосердными, веселыми, миротворцами, богобоязненными, опытными советчиками,.. положено рано вставать, совершать намаз, быть знатоками шариата, законоведами, обладать сильным духом, большой мудростью и душевностью; быть начитанными, златоустами, иметь красивый почерк, уметь вести счет секретарям, лекарям, астрологам, знатокам аруза; быть принципиальными, выносливыми, терпеливыми, находчивыми; уметь выполнять функции полководцев; обладать такой мудростью, чтобы философские слова Аристотеля и Бузургмихра оставались в их памяти на всю жизнь'.

Цари и вожди туркмен (беги, сердары, родовые ханы) являлись оплотом народа, его опорой. Арабский историк XII в. ал - Идриси писал о туркменах: 'Они управляются вождями, ... под наблюдением и защитой которых они живут и к которым обращаются со всеми имеющимися трудностями. Их князья воинственны, предусмотрительны, непреклонны, справедливы и благонравны'.

Сам уклад жизни туркмен создавал те условия, при которых должностным лицам невозможно было совершить какую-нибудь несправедливость по отношению к населению. Общество не допускало к власти проходимцев. Часто приходится слышать о том, что у туркмен в XIX в. не было никакого управления, каждый был сам себе хозяином. 'Отсутствие власти' у туркмен, отмечавшееся в отчетах европейских авторов, не должно пониматься впрямую. Дело в том, что иностранец встречал совершенно иные принципы управления, неизвестные европейской политической модели.

Например, совет старейшин, который выполнял роль хранителей обычного права (адата) туркмен. Справедливости ради надо отметить, что опытные исследователи выявляли именно особенность модели туркменского общества: предводитель, избираемый народным собранием; совет старейшин, регулирующий взаимоотношения в обществе.

В 1850 г. И.Ф.Бларамберг, исследующий восточный берег Каспийского моря, писал о главах отдельных родов, что '... они избираются всем племенем и притом из старших и опытнейших людей'. Конечно, не всегда биологический возраст являлся единственным условием для выдвижения. Имеются случаи, когда во главе рода или племени становился совершенно молодой, но очень яркий по своим личным качествам человек.

Известно, что легендарный Кеймир Кер бег Туркмен был совсем мальчиком, когда племя избрало его 'аксакалом', причем именно за его рассудительность, мудрость, необыкновенную отвагу. Пожалуй, одним из самых действенных механизмов самоуправления общины был и продолжает оставаться институт общественного мнения. Любой руководитель в обществе сразу становился предметом обсуждения. Ему не прощалось то, что было прощаемо обычному мирянину. Строгой регламентации подвергались внешний вид, манера поведения, моральные качества. Народ презирал жалких выдвиженцев, и хан вынужден был отстранять таких людей от должностей.

В условиях новой политической модели современного туркменского общества есть положительные моменты в управлении госудаpством наших предков, они нашли свое продолжение в сохранении и крепкой президентской власти, Совете старейшин и институте общественного мнения.



 
  
 


Эликсир бессмертия
История чая

Овез Гундогдыев
Газета Нейтральный Туркменистан. 04.07.02

Во всей Азии и Европе не сыскать человека, который бы не пил чай - великолепный напиток, дарующий здоровье и долголетие. Не случайно искатели 'эликсира бессмертия' его важнейшим составным элементом считали чай.По своей популярности чай превосходит все известные на сегодняшний день напитки. Его пьют днем и вечером, летом и зимой люди всех возрастов.
 
  
 

Так чем же обусловлена такая популярность чая? Для того, чтобы ответить на этот и другие вопросы, совершим небольшой экскурс в историю.Как считают специалисты, родиной чайного растения является Юго-Восточная Азия. Однако родиной чая как напитка стал Китай, где он употреблялся уже в III тыс. до н.э. Одна из китайских легенд гласит, что впервые заметили целебные свойства чайного дерева пастухи. Они увидели, как те козы, которые ели листья какого-то вечнозеленого дерева, становились намного крепче и резвее. Пастухи решили отварить листья этого растения и выпить.

Ароматный напиток им понравился, ведь он снимал усталость и хорошо утолял жажду. Так был открыт чай, который быстро завоевал популярность среди императоров и аристократии. Но обиходным напитком он стал лишь спустя столетия, в IX-X вв., почти одновременно становясь национальным напитком Китая и его соседей - гек туркменов, монголов, маньчжуров и др.

Интересно, что слово 'чай' не употребляется в древних китайских сочинениях. Там фигурируют совсем другие его названия - 'той', 'тсе', 'кха', 'чунг', 'минг'. Лишь в IV в. нашей эры специалисты выявили, что наилучший напиток получается из самых молодых листочков. Слово 'ча' и значит в переводе с китайского 'молодой листок', а его производное 'ча-и' - 'сухой чай' и сам 'чай -напиток'. Вот это слово и стало общеупотребительным для многих народов мира. Из самых нежных верхних листочков побега чайного растения, покрытых серебристыми волосками, китайцы получали особо ценные сорта чая, называемые 'байховыми' ('бай-хоа' - 'белая ресничка').

Чайный куст - родственник камелии японской, и живет он больше ста лет. В диком виде куст превращается в дерево и может достичь высоты 17-18 м. Но китайцы культивировали это растение и заставили его служить на благо всего человечества. Хвала и честь им за это!

Древние китайцы возвели чай в ранг божественного напитка. Один из их манускриптов гласит: 'Чай усиливает дух, смягчает сердце, удаляет усталость, пробуждает мысль и не позволяет поселиться лени, облегчает и освежает тело и проясняет восприимчивость... Сладкий покой, который ты обретешь от употребления этого напитка, можно ощущать, но описать невозможно... Пей медленно этот чудесный напиток, и ты почувствуешь себя в силах бороться с теми заботами, которые обыкновенно удручают нашу жизнь'.

А вот что писал китайский поэт древности Ло Тунг об 'эликсире бессмертия': 'Первая чашка увлажняет мои губы и горло; вторая уничтожает мое одиночество; третья исследует мои сухие внутренности, чтобы найти в них пять тысяч томов странных знаков; четвертая чашка вызывает легкую испарину - все печали жизни уходят через поры; с пятой чашки я чувствую себя очищенным; шестая возносит меня в царство бессмертия; седьмая... ах, но я уже больше не могу... Я чувствую лишь дыхание прохладного ветра, которое поднимается в моих рукавах'.

Говорят, что император Киенг Лонг сочинил поэму о чае и заставил написать ее на всех фарфоровых чашках, а поэт Лу Ву (VIII в.) написал даже трехтомный трактат о чае 'Чакинг' ('Священное писание о чае'). В Китае даже возникло в XV в. религиозно-философское течение 'тиизм', основа которого - поклонение прекрасному посредством чаепития.

В раннем средневековье чай появляется и в Средней Азии, куда его по Великому Шелковому пути доставляли китайские купцы вместе с шелком, порохом, фарфором и др. товарами. Известный хорасанский автор средневековья Мухаммед Ауфи в книге 'Собрание рассказов и сияние преданий' приводит легенду, согласно которой могучий волшебник Ахтай, восседающий на вершине горы Хара, подарил старому правителю Хусейну сухие листья чая, дабы сыновья его перестали враждовать между собой. 'Заваришь его (чай. - О. Г.), -молвил Ахтай, - напоишь сыновей, и воцарится мир в твоем доме, погибнут враги твои'.

О том, что в средние века чаепитие широко распространилось в Туркменистане и других странах Средней Азии, говорит, хотя бы, находка, напоминающая по форме современный чайник (см.рисунок).

Этот чайник имеет шарообразную форму (высота - 155 мм, вес - 1535 г, диаметр тулова - 146 мм) и изготовлен из цельнопиленого куска тальковой породы среднеазиатского происхождения. Дело в том, что тальковый камень, легко поддающийся обработке, обладает жаростойкими свойствами и из него вырезали даже котлы, ковши, украшения, светильники и т.д.

Обнаруженный сосуд, украшенный орнаментом с растительными, зооморфными и ковровыми мотивами, является пока единственной подобного рода находкой. Чайник был найден в мавзолее Султан Вейис-баба (Каракалпакстан) и датируется XII - началом XIII вв., т.е. тем временем, когда почти вся территория Средней Азии входила в состав Куняургенчского госудаpства туркмен.

Чай, особенно зеленый, является отличным терморегулятором тела. Не случайно туркмены потребляют его в большом количестве. Вот что по этому поводу говорит немецкий этнограф Рихард Карутц, побывавший в первом десятилетии XX в. у туркмен и казахов Мангышлака. С удивлением отмечая невероятное по количеству потребление местными жителями чая (а именно, от семи до десяти стаканов утром, днем и вечером), он пишет: '...Ссылка на полезность чая являлась таким извинительным мотивом.

В последнем сомневаться действительно не приходилось, и люди были правы, когда говорили: 'Сегодня нужно выпить побольше чаю, очень жарко'; люди там знают, что в жару полезна транспирация, и что это умеряет жажду; они сознательно выпивают такие количества этого привозного продукта, как в старину они выпивали с той же целью такие же количества горячей воды с распущенным в ней салом. На мне чай отзывался всегда отлично, и мне не удавалось лучше утолить жажду, как выпив несколько стаканов чаю, и я нахожу, что холодная вода, молоко или пиво никогда не утоляют вполне жажды и не разливают по всему телу такого интенсивного приятного ощущения, как горячий чай. Я снова испытал это на Мангышлаке, где при температурах до 40 и 50 градусов кожа была постоянно покрыта испариной, и чем больше пота выгонялось чаем, тем меньше ощущалась жара. Следовало бы и для наших войск взвесить всю важность потребления чая во времена летних маневров и в походах'.

Интересно, что если у большинства туркмен предпочтение отдается зеленому чаю, то на западе нашей страны больше пили 's?tli gara ?a' ('черный чай с молоком'), т.е. добавляли в свежее верблюжье молоко черный чай. А вот у сарыков Марыйского велаята было принято готовить из молока верблюдицы первого удоя своеобразный напиток - 'шир чай'. В молоко добавляли по вкусу зеленый чай и немного курдючного сала и раздавали соседям.

Туркмены всегда были большими любителями зеленого чая. В конце XIX - начале XX вв. Ашхабад являлся важным торговым центром, откуда из Бухары, Хивы и Персии переправлялись товары в Россию, в том числе большие партии зеленого чая.

Русский исследователь Е.Марков, совершивший в конце XIX в. поездку в Туркменистан, писал: 'Базары - это обычный всенародный клуб восточного человека, где он видится со всеми, с кем ему нужно и не нужно, где он узнает все новости дня, от политических событий далеких царств до последней сплетни какой-нибудь степной кибитки. Без базаров жизнь была бы не в жизнь... Оттого кухоньки, чайные лавки, продажи сластей - тут на каждом шагу, прямо на открытом воздухе, под сенью разбитых шатров, под тенью дерева, но всегда, однако, на коврике, на войлочке или на деревянных низеньких подмостках, вроде широчайших кроватей на коротеньких ножках.

Целыми десятками усаживаются рядком в тени от солнышка полосатые халаты и не спеша потягивают из больших фарфоровых чашек без блюдцев, величиною с наши обыкновенные полоскательные чашки, неизобразительно жидкий, но вместе с тем и неизбежно дешевый зеленый чай, который в громадных количествах привозится для туземного потребления персиянами из Индии...

Чай сделался до того необходимым ежедневным напитком степного азиатца, что и туркмен, и сарт, и киргиз, и калмык - в дороге носят на поясе в числе важнейших путевых принадлежностей кожаный круглый футляр с чайною чашкой, одинаково удобною для воды и для чая. Лавочки-палатки мервского базара наполнены этими грубо разукрашенными футлярами из красной бараньей кожи грошовой цены. Нет ни одного глухого аула в Туркмении, ни одного мелкого кишлака в Бухаре или Кокане, где бы не было у проезжей дороги хотя какого-нибудь злосчастного чайхане, чайной лавочки. Мечети бывают нередко пусты, но никогда вы не встретите в Азии чайхане, где бы в каждую минуту дня, с утра до глубокой ночи, - какой-нибудь правоверный мусульманин не утешался бесконечно долгим питьем своего зеленого чая.

Наше русское чаепитие, считающееся чуть не прирожденным национальным свойством истинно русского человека, безо всякого сомнения, проникло к нам уже через посредство азиатского кочевника, как и многое другое в нашем домашнем быту, а от нас заразило мало-по-малу и всю Европу'.

Да, туркмены и на фронтах 1-й и 2-й мировых войн не обходились без зеленого чая. Например, всадники Текинского конного полка, участвовавшие в 1914-1917 гг. в 1-й мировой войне, постоянно получали с родины посылки с зеленым чаем. Вот одно из писем с фронта за февраль 1916 г. на адрес Дамского комитета в Асхабаде: 'Туркменский конный полк приносит комитету глубокую благодарность за щедрые подарки, доставленные полку... Подарки состояли из двух пудов (1 пуд - 16 кг. - О.Г.) двадцати пяти фунтов зеленого чая и двух пудов сахарных леденцов местного изготовления'.
А джигит этого полка Хыдыргулы Юсуп-оглы восторженно отметил это событие в стихах: 'Нам с Родины чай и набат прислали; бодры и живы туркмены...'

'Пей чай - удовольствие получай!' - гласит туркменская поговорка. Лучших слов и не придумаешь. Но я бы к этому еще добавил: 'И здоровье получай!'
Современные исследования показали, что в чае содержатся почти все известные витамины - Р, С (в зеленом чае в 10 раз больше, чем в черном), В1, В2, РР, К и т.д. Содержащаяся в чае глютаминовая аминокислота способствует восстановлению истощенной нервной системы, фосфорные соединения питают нервные ткани, железистые соединения способствуют образованию гемоглобина и формированию кровяных телец, фтор предохраняет от болезней зубов, йод борется со склерозом, теобромин оказывает антигипертоническое действие на организм, пектины предохраняют от желудочно-кишечных болезней, а магний, калий, натрий, кремний, медь, кальций, золото и другие микроэлементы этого целебного напитка дают необходимое питание тканям организма.

Кислоты (лимонная, яблочная, щавелевая и др.) и белки повышают пищевую и диетическую полезность чая. Целебными свойствами обладают содержащиеся в чае танин, теобромин, теофиллин, кофеин, эфирные масла. Препараты из катехинов чайного листа быстро излечивают при повышенной хрупкости капилляров, оказывают антимикробное действие на дизентерийные, тифопаратифозные и кокковые бактерии. А чайный танин не только способствует нормальному действию пищеварительного тракта, но и, как установили японские ученые, танин зеленого чая поглощает и выводит из организма радиоактивный стронций-90, предупреждая развитие лучевой болезни и белокровия. Последнее обстоятельство в условиях повышенной солнечной активности в нашей стране имеет для нас немаловажное значение.

Всевозможные препараты, настои, отвары, экстракты зеленого чая применяются при лечении многих заболеваний, поражений лучами Рентгена, лучевой болезни, солнечного удара и др. Видимо, трудно назвать какую-нибудь жизненно важную функцию человеческого организма, которой не содействовал бы чай. Это - целый букет ценнейших лекарственных, диетических и вкусовых веществ. Чай может конкурировать со свежими овощами и фруктами по своим ценным качествам. Британские медики пришли к выводу, что чай защищает организм от рака.

Грузинский ученый М.Д.Давиташвили в своей статье 'Любите ли вы чай?' приводит несколько способов приготовления чая, связанных с китайскими династиями Тан, Сун и Мин. Ведь не секрет, что только правильно заваренный чай даст неповторимый аромат и сохранит полезные свойства. Для этого нужна мягкая вода без избытка солей. Воду эту нужно снимать с огня тогда, когда она побелеет от массы поднимающихся со дна пузырьков, а не тогда, когда уже все забурлит. Дважды кипяченая вода не годится для чая, она уничтожает чайный букет и накапливает вредную для организма тяжелую воду. Не стоит разбавлять чай кипятком, постоянно его доливая и укутывать теплом чайник, ибо чай запреет. Лучший чайник - фарфоровый.

Перед заваркой посуду нужно обдать кипятком и укрыть легкой салфеткой отверстия. Чай портится, если находится рядом с продуктами, ведь он впитывает все запахи. Нельзя и долго настаивать чай, в нем накапливаются вредные вещества, такие, как, например, алкалоид гуанин. А тот, кто хочет испытать настоящее удовольствие от чая, должен пить его в чистом виде, не примешивая никаких сладостей. Причем сахар в чае разрушает витамины.
Есть и некоторые ограничения в потреблении чая. При его чрезвычайно большом потреблении может наступить бессонница, да и при повышенном внутриглазном давлении не рекомендуется пить сильно крепкий чай. Всего должно быть в меру.

Интересный рецепт зеленого чая, употребляемого в лечебных целях, дает доктор медицинских наук Ю.Захаров. Чтобы сохранить все целебные свойства чая, он рекомендует заливать сначала чайник с заваркой кипятком (1 столовая ложка на стакан кипятка). Через одну минуту воду следует слить, а заварку залить новым кипятком. Такой чай пьется без всяких сладостей до еды.

Сотни, а может и тысячи статей и книг посвящены чаю - этому напитку здоровья, сохраняющему, по определению Фридриха Ницше, 'ясность ума'. Чай - символ гостеприимства. Трудно найти в Туркменистане семью, где бы вошедшему в дом гостю не предложили чай. 'Чай - это приятное без излишества, уникально ценное без дороговизны, это естественность и гармония, гостеприимство и миролюбие', - так писал в своей 'Книге о чае' японский искусствовед Какудзо Окакура. Нельзя с ним не согласиться, ведь этот чудодейственный напиток - настоящий 'эликсир бессмертия'.