Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Пресс-ОбоЗрение
 
 
  
 


Древние цивилизации Туркмении
О французской экспедиции

Интервью с Оливье Леконт
Газета Нейтральный Туркменистан. 21.11.02

В течение двух месяцев нынешней осени возле поселка Душак в Каахкинском этрапе, на древнем городище Улуг-депе работала Международная археологическая экспедиция под руководством профессора Парижского университета Оливье ЛЕКОНТА.
 
  
 


- Начало нашего сотрудничества с туркменскими коллегами было положено почти десять лет назад во многом благодаря моей встрече с академиком Егеном Атагаррыевым - 'караванбаши' туркменской археологии, как его мило называют многочисленные ученики. Тогда он приехал в Париж на заседание ЮНЕСКО и мы впервые смогли пообщаться, хотя давно знали друг друга по научным публикациям. Область наших интересов почти совпадала - ранее я несколько лет проводил раскопки на севере Ирана, в долине реки Горган, а Еген Атагаррыевич - на соседней территории, в Дехистане (юго-запад Туркменистана). Конечно, я охотно принял его приглашение приехать. Вскоре мы уже вместе осматривали место будущих раскопок в Балканском велаяте, и я тогда подумал: 'Какое же это богатство! Мне непременно надо тут работать!'.

А когда в апреле 1993 года в Ашхабад приезжал тогдашний президент Франции Франсуа Миттеран, он выразил надежду, что создаваемая туркмено-французская экспедиция окажется результативной. И действительно, время показало, что он был прав.

- А что конкретно тогда было сделано?
- После подписания договора с туркменской стороной в 1994 году наша экспедиция нацелилась на составление aрхeолого-географической карты Машад-Мисрианской долины (Этрекский этрап) с нанесением памятников, датируемых от железного века до исламского периода. Эта работа продолжалась там до 1997 года. В итоге было раскопано древнее городище Геокчик-депе около современного поселка Мадау. Оно состояло из двух различных поселений: квадратной в плане укрепленной сельской усадьбы VII-VIII веков нашей эры, и гораздо более древнего главного холма, который относится к железному веку юго-запада Туркменистана - эта культура известна в научной среде как архаический Дехистан. Именно там частично вскрыт совершенно уникальный архитектурный комплекс, сохранившийся на высоту около 14 метров. До сих пор он был полностью засыпан песком!

- Что же здесь было?
- Судя по всему, погребальное святилище элиты общества архаического Дехистана. Ответить на этот вопрос более определенно позволят лишь будущие исследования. В то же самое время в результате наших работ в этой зоне многочисленные городища равнины теперь не только точно указаны на карте с помощью GPS -спутниковой системы ориентирования на местности, но также изучены в археологическом отношении, а средневековый город Дехистан-Мисриан был частично раскопан под наблюдением E.Атагаррыева. И сегодня, несмотря на отдаленность этих мест от крупных населенных пунктов, туда с удовольствием ездят туристы, чтобы увидеть величественные руины прекрасной мечети с двумя минаретами, которые одиноко высятся среди пустыни.

- Чем же вас так привлекли эти места?
- Mисрианская равнина совершенно уникальна для археологов, так как она остается практически неосвоенной современным человеком, а, следовательно, древние поселения сохранились здесь несравнимо лучше, чем в тех районах, где в ХХ веке велось интенсивное строительство, либо территории былых городов распаханы и превратились в сельскохозяйственные угодья. Самая ранняя датировка заселения этих плодородных земель - середина второго тысячелетия до нашей эры. Древняя аграрная экономика в значительной степени базировалась здесь на очень развитой ирригационной системе, самой мощной в Центральной Азии той далекой поры. Там обнаружены самые крупные поселения Туркменистана, такие, как Мадау-депе, Иззаткули и Taнгсыкылджа, ведь их площади достигают 200 гектаров. Они относятся к тому же типу, что и другие культуры железного века Центральной Азии с большими цитаделями (до 10 гектаров), которые строились на мощных платформах из сырцового кирпича и окружались укрепленными поместьями.

Архаический Дехистан был частью обширного культурного комплекса, который включал равнину Горган в Северном Иране. Фактически, материальная культура железного века и на Mисрианской, и на Горганской равнинах идентична и совпадает по возрасту. Эта историческая область, известная в прошлом как Гиркания, существовала в течение ахеменидского, парфянского, сасанидского периодов и, особенно, в эпоху ислама, когда она достигла наивысшей точки своего развития, о чем напоминают сегодня некогда блестящие города Джурджан и Дехистан-Mисриан.

- Ваша экспедиция международная. Это означает, что в ней участвуют не только французы?
- Конечно. Кроме постоянных туркменских партнеров у нас были и есть специалисты из Великобритании, Ирана, Италии, Перу, России, Таджикистана и других стран. Когда дехистанский проект закончился, было решено, что должен быть подписан новый контракт о сотрудничестве. После туркменского Института истории нашим партнером стало Национальное управление Туркменистана по охране, изучению и реставрации памятников истории и культуры, в чьем ведении находится Государственный историко-культурный заповедник 'Абиверд'. Там мы и работаем. Дело в том, что туркмено-французская археологическая экспедиция теперь переместила центр интересов к востоку, в Каахкинский этрап, а точнее, на Улуг-депе - главное поселение так называемого протогородского периода.

- Об этом памятнике чуть подробнее, пожалуйста...
- Вместе со знаменитыми в научном мире Намазга-депе и Алтын-депе, Улуг-депе - это один из основных центров цивилизации, которая процветала в предгорье Восточного Копетдага несколько тысячелетий назад. Фактически, среди этих трех объектов именно Улуг-депе показывает самую длинную стратиграфическую последовательность, то есть наиболее протяженный во времени период обживания, когда сменявшие друг друга поселения возникали приблизительно с середины пятого тысячелетия до нашей эры, а самое последнее датируется IV веком до нашей эры - оно существовало буквально накануне походов Александра Македонского. Городище имеет сейчас высоту около 30 метров и охватывает поверхность 13 гектаров.

До нас на этом памятнике в шестидесятых годах работала экспедиция под руководством профессора Виктора Сарианиди - известного исследователя древних поселений старой дельты реки Мургаб (Mаргиана). Туркмено-французская археологическая экспедиция в течение двух сезонов (в 2001 и 2002 годах) раскрыла очень хорошо сохранившиеся фундаменты монументального здания, цитадель последнего города железного века (VI-IV столетия до нашей эры). Обнаружены, главным образом, складские помещения, построенные напротив внешней стены цитадели. Они содержали очень большие керамические сосуды (хумы), закопанные в полу; там хранились хлебные злаки и другие продукты. О находках я уже не говорю: здесь кроме обычной бытовой керамики были найдены и разнообразные статуэтки, и замечательные каменные кубки, назначение которых пока до конца не выяснено.

- Похоже, что трудиться вам здесь предстоит еще долго...
- Безусловно, мы связываем с этим памятником большие надежды. Впервые в Улуг-депе мы сможем теперь полностью раскопать резиденцию элиты древнего царства, существовавшего на территории нынешнего Туркменистана в раннем железном веке. Кроме того, нам также предстоит изучить самый внушительный холм (7 метров напластований культурных слоев) раннего бронзового века (3000-2500 годы до нашей эры) - того самого времени, которое характеризуется исключительно красивыми окрашенными изделиями и поделками с очень богатой художественной обработкой (камни и глиняные статуэтки, алебастровые и керамические сосуды, бусинки из различных полудрагоценных камней подобных ляпис-лазури и бирюзе).

Уже сегодня, на самом начальном этапе исследований, становится совершенно ясно, что Улуг-депе - это весьма многообещающее, можно сказать, ключевое поселение, изучение которого позволит решить много проблем и вопросов, давно обсуждаемых в археологическом сообществе, имеющем дело с древнейшей историей Туркменистана. Так что это работа на много лет.




 
  
 


Свидетели былых времен
Раскопки Р.Пампелли в Анау

И.Масимов
Газета Нейтральный Туркменистан. 19.10.02

Печати эпохи бронзы из раскопок американской экспедиции Р.Пампелли в Анау. Через год исполнится ровно сто лет, как в Южном Туркменистане проводила археологические раскопки американская экспедиция из Института Карнеги под руководством Рафаэля Пампелли. Раскопки на двух холмах возле селения Анау и поездка в Мервский оазис -слагаемые археологической части многопрофильной экспедиции американцев. Результаты своих исследовательских работ сотрудники экспедиции опубликовали в солидной монографии, вышедшей в 1908 году в Вашингтоне.
 
  
 

Предлагаемая вниманию читателей статья посвящена небольшой группе печатей, обнаруженных американцами в Анау и Мервском оазисе, изготовленных из бронзы, камня и глины и являющихся первыми находками, относящимися к эпохе бронзы.Основной рисунок штемпельных печатей, снабженных с обратной стороны специальной ручкой - это различные варианты креста. Особый интерес представляет экземпляр редкой для бронзового века формы и отлитый в специальном глиняном калыпе. В центре печати - изображение креста, рисунок нанесен 'ступенчато', а точнее пирамидально; концы креста были оформлены такими же крестиками. По внешнему периметру печать украшена зубчатым орнаментом, придающим ажурность всему изделию.

Следует отметить, что почти все печати изготовлены в перегородчатой форме, поэтому при оттиске получалось рельефное изображение. Одна из печатей -круглая, с изображением креста, отнесена членами экспедиции к находке из Гяуркалы, городища Старого Мерва. Это ошибочное определение, допущенное американцами. Эта печать относится к эпохе бронзы и не может принадлежать этому городищу. По всей вероятности, печать найдена во время их маршрутных поездок по древнемаргианским поселениям, находящимся севернее Гяуркалы.

Из двух печатей, изготовленных из глины, одна имеет силуэт креста, вторая - усеченного конуса круглой формы, с концентрическими кругами на торцовой части.Интересна также терракотовая печать. По форме - это усеченно-конический цилиндр, имеющий на широкой торцовой части кольцевые концентрические углубления, образующие в центре выпуклость. Подобные экземпляры печатей распространены на памятниках культуры серо-черно-лощенной керамики. На поселении раннебронзового века Акдепе, расположенного вблизи селения Бикрова, найдены печати подобного типа, имеющие часто двусторонний орнамент, состоящий из концентрических кругов; при этом форма печати представляет цилиндр, сужающийся в центральной части.

Вторая печать с рисунком креста имеет квадратную форму, конец ручки на оборотной стороне обломан. Силуэт креста - расширенные концы креста - в виде треугольников, обращенных вершинами к центру. На углах печати, по диагонали, имеются разделяющие отростки.
В коллекции есть экземпляр печати в виде трехсторонней призмы, которая, судя по всему, изготовлена из темнозеленого серпентина. На каждой стороне или плоскости печати выгравированы фигуры человека, льва и грифона. Длинная ось печати имеет сквозное отверстие. Что касается формы, то на подгорной равнине Копетдага таких экземпляров пока не найдено. Подобные экземпляры найдены в Маргиане, где печати изготавливались не только из серпентина, но и из лазурита, и даже использовалась медно-бронзовая основа, а на рисунках изображались фантастические существа, домашние животные.

Наиболее интересной в коллекции находок является цилиндрическая печать из Мервского оазиса, принятая американцами за бусинку, 'не удостоившуюся чести' быть описанной наряду с другими. К счастью, она была замечена известным археологом А.А.Марущенко при его знакомстве с материалами американской экспедиции в Санкт-Петербургской 'Кунсткамере'. Он-то и указал Е.Е.Кузьминой на эту печать, которая опубликовала этот экземпляр в сборнике, посвященном иранскому искусству и культуре, и вышедшем в Москве в 1971 году.

По форме печать представляет собой цилиндр, на плоскости которого выгравирован практически не встречающийся в бронзовом веке сюжет, представляющий собой единоборство всадника с львоподобным фантастическим существом. Последний - в прыжке когтит круп лошади. Всадник держит в одной руке копье и, повернувшись корпусом назад, собирается сразить чудовище. Другой рукой всадник, очевидно, держит поводья коня, мчащегося в бешеном галопе. Автор публикации отмечает, что близкие по сюжету с мервским образцом печати часто встречаются в ассирийских материалах и датируются рубежом II-I тыс. до н.э. В каталоге печатей Бактрии и Маргианы, опубликованном В.И.Сарианиди, есть два экземпляра цилиндрических печатей с изображением охоты всадника на кабана. При этом конь точно так же показан - в быстром галопе. У всадника в одной руке - такое же копье, которым он собирается сразить бегущего впереди кабана.

Изображение практически копирует образ всадника на мервской печати, с той лишь разницей, что на ней всадник повернут назад и наносит мощный удар когтящему круп лошади чудовищу. А на бактрийских экземплярах он изображен сидящим - с копьем в руке атакует кабана. В одном и другом случаях бегущие в галопе лошади точно копируют друг друга. Без сомнения, все эти печати - изделия одного порядка и относятся к рубежу II-I тыс. до н.э. и, таким образом, являются дополнительным вещественным фактором в изучении истории коневодства в Туркменистане.