Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Пресс-ОбоЗрение
 
 
  
 


Шах и мат
О национальных играх

О.Гундогдыев, А.Джикиев
Газета Нейтральный Туркменистан. 19.09.02

Одной из самых древних интеллектуальных игр на земле является игра в шахматы, которая возникла, как считают специалисты, на огромной территории от Туркменистана до Индии.
О значимости игры в шахматы исследователь В.А. Глинский пишет следующее:
 
  
 

'Играм с числами, по мнению математиков, присущи некоторые черты произведений искусства: простые и четкие правила, создающие строго упорядоченный мир, где все целесообразно, полно внутренней гармонии и красоты. Это особо характерно для математических игр с числами на специальной клеточной доске типа шахматной. В математических играх на шахматной доске практически исключается случайный успех. Удача определяется единственно мышлением'.

Древнее название шахмат - 'чатранг', что в переводе с санскрита означает 'четыре угла' или 'четыре части'. Этим названием обозначали войско, состоящее из четырех частей, т.е. видов войск: колесниц, слонов, конницы и пехоты. В арабском языке это слово звучало несколько искаженно - 'шатрандж', но в мире игра стала известна под названием 'шахматы' ('шах мат' - арабское выражение 'шах умер').

Самым древним сочинением, в котором говорится о шахматах, является сасанидское произведение, датируемое VI веком, 'Матикан-и чатранг' или 'Чатранг-нама'. Напомним, что в государство Сасанидов входили земли Южного Туркменистана. В этой книге дается символика игры в шахматы, рассматриваемая через призму зороастрийского учения - доисламской религии туркмен:

'Доску Неварташира я уподобляю земле Спандармад; и тридцать белых уподобляю тридцати дням и ночам, пятнадцать белых уподобляю дню и пятнадцать черных уподобляю ночи. Каждую кость (гарданак) уподобляю движению звезд и движению небосвода. Один на кости уподобляю тому, как един Ормазд (все благое он сотворил). Два уподобляю небу и земле. Три уподобляю первой сфере, второй сфере, третьей сфере, и мышлению, и речи, и действию. Четыре уподобляю четырем темпераментам, которые в человеке, как четырем сторонам света: и востоку, и западу, и югу, и северу.

Пять уподобляю пяти светящим, как солнце и луна, и звезда, и огонь, и сияние, идущее с неба, и пяти временам дня и ночи. Шесть уподобляю созданию творения в шесть времен гаханбара. Расстановку Неварташира на доске уподобляю тому, как Ормазд каждое творение во вселенной дал. Движение камней туда и сюда, (направляемое) костью уподобляю тому, как дух людей на земле связан со светилами, которые по семи в двенадцати (созвездиях) постоянно вращаются и пребывают, и когда наступает пора, один другого поражают и вытесняют, как люди на земле один другого поражают и вытесняют.

И когда движением костей все вытесняются, то это как люди, которые все с лица земли должны уйти, и когда их (камни) вторично ставят, то это - как люди, которые при воскресении все опять живыми сделаются'.
В сасанидском же сочинении 'Визаришни чатранг' приводится древнейшая формула комбинаторной задачи, к которой сводится суть шахматной игры. Главной целью игры являлась умом одерживаемая победа, суть - быть постоянно внимательным, стремиться не потерять собственные фигуры, и, захватывая фигуры соперника, не прибегать при этом к обману и вести честную игру.

Мы не случайно столько внимания уделяем шахматам, ведь эта игра возникла на сопредельных с Туркменистаном территориях, и наши предки очень рано познакомились с ней. Описывать эту игру не имеет смысла, шахматы хорошо известны во всем мире. Однако об одном факте мы должны упомянуть.

В X веке на весь мир прославился туркмен Абубакр ас-Сули (умер в
946 г.). В то время значительная часть территории Востока (в том числе земли Туркменистана) входила в состав Арабского халифата. Халифы старались приглашать наиболее образованных людей в Багдад - столицу государства. Так оказался в Багдаде наш соотечественник по имени ас-Сули - потомок туркменского хана из Дехистана. Автор многих трудов по разным отраслям науки, Абубакр ас-Сули был большим поклонником шахматного искусства, более того - его перу принадлежит очень интересный трактат о шахматах.

В то время непревзойденным мастером шахмат считался любимец халифа шахматист Маверди. В 905 году Халиф ал-Муктафи решил провести своеобразный чемпионат мира, где основными претендентами на первое место выступали ас-Сули и Маверди.

Несмотря на огромную моральную поддержку со стороны правителя и придворных, Маверди проиграл, а ас-Сули с 905 по 946 г.г. (т.е. до самой смерти), играя в шахматы, ни разу никому не уступил, за что и удостоился титула 'аш-Шатранджи' ('великий шахматист').
По свидетельству исследователя истории шахмат В.Н.Панова, у арабов и сейчас, даже по прошествии более тысячи лет, бытует выражение: 'Он играет как ас-Сули!'




 
  
 


Булатные мечи тысячилетней давности
Научные сенсации

Интервью с Энн Фейербах
Газета Нейтральный Туркменистан. 21.08.02

Все новые и новые открытия приносят раскопки на территории историко-культурного центра общемирового значения - античного Мерва. Сенсационный комментарий одного из них прислала научный сотрудник Британского института археологии Энн ФЕЙЕРБАХ:

 
  
 

- В конце первого - начале второго столетия новой эры знаменитый греческий историк и биограф Плутарх писал: '...враги пробили их латы. ...А сами были в сверкающих шлемах и кольчугах, и грозно сверкала их маргианская сталь'. Не эта ли маргианская сталь звалась затем дамасской - булатом? Из дамасской стали производилось знаменитое оружие исламских армий. Лезвия булатных сабель и мечей славились совершенной поверхностью. Они гнулись на 90 градусов, возвращаясь в исходное положение без структурной деформации, и были настолько остры, что рассекали подкинутый в воздух шелковый шарф.

Великий Аль-Бируни писал, что известные булатные мечи делались в Хорасанской долине. Раскопки Древнего Мерва - первое свидетельство в пользу этого утверждения. Многие годы ученые мира полагали, что впервые булат был произведен в Индии. Но результаты археологических исследований указывают, что родина булата - Мерв раннего исламского периода (конец IX - начало Х вв.). Здесь обнаружена самая ранняя из известных мастерская для изготовления булата. Причем лабораторная экспертиза показала, что при отливке использовались высочайшие по тем временам технологии, в частности, процесс рециркуляции и, возможно, самая горячая в древности печь.

В мастерской и подсобном помещении археологи обнаружили яму, заполненную частями форм для литья и обломками четырех печей. Формы были изготовлены из специальной глины, способной противостоять очень высоким температурам. Сталь же производилась следующим образом: железо (не имеющее углерода в своем составе) смешивалось с частями древесины и загружалось в формы. Формы помещались в сталелитейную печь.

Углеводород древесины соединялся с железом, образуя сталь, которая тогда считалась лучшей. В отличие от других сортов эта сталь не содержала шлаков. Что же происходило дальше? Готовый слиток формовался и отшлифовывался. Причем в процессе шлифовки устранялись и некоторые микроструктурные дефекты металла. Однако статус булата клинок приобретал лишь после гравировки кислотой.

Как уже отмечалось, печи, обнаруженные при раскопках, технологически весьма совершенны, и обеспечивали очень высокую температуру - 1400 градусов. Ранее считалось, что самыми высокотемпературными печами в ту эпоху располагал Китай. Однако мервская печь превосходит их. Интересен следующий факт: приблизительно на 20 см ниже уровня печи обнаружена L-образная труба, служившая, видимо, центральным воздуховодом для верхних этажей камеры. И хотя достаточных подтверждений этой гипотезы нет, такое решение представляется наиболее эффективным для печи с центральным входным отверстием на уровне пола.

Потому что при данном условии закрытая вершина и вытяжные трубы у основания создали бы оптимальный температурный режим.
Экспертиза некоторых лезвий, сохранившихся в Иране и российском Северном Кавказе, показала, что они изготовлены, возможно, из мервского булата. Во всяком случае, раскопки в Туркменистане дают веские основания переписать историю происхождения булатной стали.




 
  
 


Мавзолей туркменских эмиров в Армении
Исторические связи

Вартан Григорян
Газета Нейтральный Туркменистан. 29.09.02

В селе Аргаванд Армавирского марза у фамильной гробницы княжеской семьи Садов из союза туркменских племен гарагоюнлы состоялась церемония открытия памятной плиты, установленной по инициативе Посольства Туркменистана в Армении.

 
  
 

На это торжественное мероприятие был приглашен также Католикос всех армян Гарегин IIa, который в своем выступлении отметил, что бережное отношение к мавзолею туркменских эмиров, а также к мусульманской мечети в центре Еревана - яркий пример того, что в Армении наряду с христианскими церквями и храмами восстанавливаются и благоустраиваются храмы других конфессий.

В Армении нет проблем религиозного характера, и наш народ с уважением относится к строениям мусульманских правителей.Аргавандский мавзолей был исследован специалистами недавно, хотя известный востоковед, доктор исторических наук, профессор Акоп Папазян, расшифровав арабскую надпись, находящуюся в верхней части 12-метрового сооружения, установил, что мавзолей был воздвигнут в 1413 г. и является родовой усыпальницей туркменских беков династии Садлы.

В 1961 г. А.Папазян в Москве опубликовал эту арабскую надпись и сопроводил ее русским переводом. Благодаря этому тексту стало известно, что в 1411 году (может быть и ранее) в Араратской долине наместником выступал Пир Хуссейн, сын Эмира Сада, и границы подвластных ему земель доходили до Карса. Из старинной рукописи мы узнаем, что Пир Хуссейн восстановил город Карс, который был разрушен, по всей видимости, после нашествия Тимур-ленка. В селе Аргаванд были сооружены еще два подобных мавзолея, которые, к сожалению, не сохранились.

Сюзереном династии Садлы был Гара Юсуп Гарагоюнлы, который тоже подвергался нападениям Тимур-ленка, и вместе с Джелаирским султаном Ахмедом был арестован султаном Египта и Сирии Фараджем. В 1405 году, во время нашествия на Китай, Тимур-ленк погибает, и Фарадж, получив об этом весть, освобождает своих высокопоставленных пленников, которые начинают борьбу с преемниками Тимура.

В 1406 году Гара Юсуп бег завоевывает Тевриз, затем побеждает грузинского короля Георгия VII, сына Тимура Мириншаха, а после этого - своего бывшего союзника Ахмеда Султана. Он занимает Багдад и на территориях Ирана, Армении, Ирака и Курдистана создает государство Гарагоюнлы, распад которого, как пишет высокочтимый Президент Туркменистана Сапармурат Туркменбаши в своей книге Рухнама, 'начинается с 1467 года из-за столкновений с туркменами Акгоюнлы'.

Вскоре династия Гарагоюнлы сменяется династией Акгоюнлы, правление которых продлилось до начала ХVI столетия.Армянские авторы характеризовали Гара Юсуп бега - основателя государства Гарагоюнлы - как мудрого и волевого политического деятеля, который за очень короткий промежуток времени сумел собраться с силами и победить своих многочисленных врагов. Его усилиями на армянской земле, истерзанной агрессивным Тимур-ленком, был установлен долгожданный мир.

Армянские летописцы с благодарностью отмечают, что в тот период во всей стране проводились восстановительные работы. По сведениям Товма Мецопеци, во времена правления Гара Юсуп бега возрождались армянские церкви, а те из местных жителей, кто при Тимур-ленке вынуждены были поменять свое вероисповедание, опять принимали христианство. Храм Арчеша, захваченный в свое время мусульманами, был возвращен армянам.
В 1420 году после смерти Гара Юсупа мир и покой на этой древней земли опять нарушается, от чего страдает, в основном, простой народ.

В конце концов победителем становится его сын Искандар, который в период своего 16-летнего правления тесно сотрудничает с армянами, активно опираясь на их боевую выучку. Для завоевания симпатии местных жителей он называет себя 'Шах Э Арман' - 'Царь армян'. Во времена его правления Орбелян Эмир Ростом дарит армянской церкви 14 сел, 7 из которых - церкви Татева.

Армянские летописцы с особой теплотой пишут о падишахе Гарагоюнлы Джаханашахе (1432-1467 гг.). Дело в том, что благодаря его усилиям в 1441 году Армянский Святой Престол вернулся в Эчмиадзин. Это имело огромное политическое, духовное и культурное значение в жизни армянского народа. Джаханашах пытался также увеличить число армянского населения. Он в 1436 году, разбив около Эрзрума войско своего противника, переселяет очень много армян в Араратскую долину и в Сюник. В 1468 году духовник Мкртич, автор рукописной Библии писал о Джаханашахе как о защитнике христиан, во время правления которого было построено и восстановлено очень много церквей. Не удивительно, что в Армении тогда царили мир и спокойствие.

О гуманном отношении Джаханашаха к армянской церкви и священникам свидетельствуют его указы, часть которых хранится в Матенадаране. Так, например, указом 1449 года он освобождает от налогов земли, принадлежащие церкви Татев и Вахуди, а также урожай, собранный с этих земель. Более того, другим указом он эти же земли полностью освобождает от всех типов налогов, а армянских священников Гючакского велаята заставляет подчиниться пастырю Татева Шмавону.

Супруга Джаханашаха Бегум Хатун в 1462 году утверждает права Католикоса Гандзасара Ованеса и предлагает местным государственным органам содействовать укреплению его духовного правления в этих краях. Подобного рода указы давал армянской церкви также и сын Джаханашаха Али (1468 г.). Узын Хасан Туркмен из династии Акгоюнлы армянских священников Дарашамба освободил от налогов 'харадж' и 'джизьи' (1487 г.). Подобного рода указ дал падишах Якуб из династии Акгоюнлы относительно Католикоса Гандзасара Шмавона. Бывало, что туркменские наместники по вопросам защиты духовных пастырей обращались к Католикосу.

Известно, как много делал Узын Хасан бег для защиты и укрепления границ своих владений. В 1472 году историю этих событий в довольно-таки объемном труде изложил Мовсес Арцикеци, а позднее, в 1476 г. - Степанос Чмшкагорцеци.Армяно-туркменские связи имеют древнюю историю, свидетельствующую о том, что и в далеком прошлом наши народы плодотворно сотрудничали. Поэтому неудивительны забота и бережное отношение, которое проявляют современные армяне к туркменским памятникам старины, сохранившимся в нашей стране.